17.09.2014 БАШМАЧНИКОВА О.В. ДЛЯ ЖУРНАЛА АГРАРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ «НАКОРМИТ ЛИ ФЕРМЕР СТРАНУ»

Накормит  ли  фермер страну ? Вопрос простой и сложный одновременно.

Простой – потому что именно так во всем  мире и происходит – семейные фермерские хозяйства кормят свои государства, решая одновременно проблему и продовольственной безопасности и стабильного развития сельских территорий. Процессы фермеризации зарубежом шли под контролем  государства, с его планомерной поддержкой, в том числе в выстраивании обслуживающей инфраструктуры. Именно  благодаря этому  практически все фермерские хозяйства входят в интегрированную систему, которую уже малым бизнесом не назовешь. Каждый фермер является одновременно членом нескольких кооперативов – снабженческо-сбытового, кредитного, может быть даже  машино-тракторного общества и т.д., что позволяет ему быть частью устойчивой агропромышленной системы или кластера.

Одновременно он получает субсидий, позволяющие повысит уровень доходности. Параллельно с этим государство его поддерживает, приняв соответствующие законы как, например,  закон о структуре сельскохозяйственного рынка в Германии, на основании которого закупающие предприятия имеют от государства определенные преференции только в случае, если определенная доля закупок идет от семейных ферм и любого рода их объединений.

Так  накормит ли фермер нашу страну?

Вместе с личными подсобными хозяйствами фермеры производят более 51% продовольствия. Их доля велика в производстве овощей, картофеля, подсолнечника, зерна, менее значительна, но весьма существенна  в производстве молока и мяса.  Высокие темпы роста в 2,3 раза выше, чем в среднем по отрасли, позволяют сделать выводы об эффективности и перспективности данного сектора.

При всем при этом, однако, не прослеживается стабильной динамики увеличения самих хозяйств.

Так, после того как за период с 2010 по 2011 год количество фермеров увеличилось на 124 тысячи (68%) и составило  308135 хозяйств к 2012 году, наблюдается  резкое снижение их количества в последующий период почти на              85 тысяч и на 1.01.2014 года статистика фиксирует  223 тысячи КФХ.

Данное изменение численности в обоих случаях связано с государственными решениями. В первом случае в рамках программы Минэкономразвития были предоставлены  стартовые граны на развитие самозанятости в сельской местности. Во втором – увеличены платежи отчислений в пенсионный фонд, что сильно ударило по малому бизнесу, в том числе сельскому.

Параллельно идут процессы создания новых хозяйств – так за последний период было создано 23 00 КФХ, в том числе в рамках  программы поддержки начинающих фермеров, реализуемой Минсельхозом РФ, но они не носят массовый характер.

И тем не менее, вышеприведенные данные позволяют сделать вывод о том, что государство может принять меры, стимулирующие  расширение семейного фермерского уклада. Важно осознать необходимость таких шагов особенно при решении задачи импортозамезщения.

Безопасность или независимость?

Говоря о продовольственной безопасности, мы часто употребляем слово независимость, подразумевая независимость от импорта, которая  позволяет стране чувствовать себя уверенно поскольку  она сама в состоянии обеспечить себя основными продуктами питания по доступным ценам.

Но независимость - это более широкой понятие – по сути – это отсутствие подчиненности чьим –то определенным интересам, когда государству  нельзя навязать определенные решения.  Расширение малого аграрного бизнеса в структуре сельского хозяйства как раз позволяет ее сохранить и уйти от зависимости от крупных агрохолдингов. Последние, решая проблему продовольственной безопасности определенной долей продукции – становятся мощным лоббистским центром аграрного бюджета. Здесь есть и основания для шантажа - не дадите поддержку, не произведу продовольствие. Вот она и черная дыра.

Все-таки, любая экономка стабильна, когда она диверсифицирована и представлена различными по размеру и структуре предприятиями, но в основе своей имеет развитый и стоящий на ногах малый бизнес. Именно он делает страну сильной и независимой  по настоящему.

Развитие обслуживающей инфраструктуры – долгосрочный приоритет

Сам по себе фермерский семейный бизнес  не смог бы играть такую существенную роль в мировой аграрной экономике  без развития соответствующей инфраструктуры, которая делает его равным конкурентом крупным производителям.

 В Америке в свое время, в период развития монополистического капитала, именно государство стимулировало развитие такой инфраструктуры путем  создания межфермерских кооперативов. Это позволило заложить основу для развития конкуренции и ограничить монополию «управляющих» не только крупным бизнесом, но уже и страной.

Мы не пришли еще к этому и задача по инфраструктуризации малых форм хозяйствования на селе не ставится глобально и системно. Нет долгосрочной стратегии и поступательности. Идем – шаг вперед, шаг назад – по сути  стоим на месте.

Так в период реализации Национального проекта по развитию АПК в 2006-2008 была  заложена основа для развития кооперации, которая стала приоритетом аграрной политики, но  только на 3 года.

Именно в этот период реализовывались программы по обучению, велась разъяснительная работа, оказывалась помощь в создании кооперативов. В этих процессах участвовал главный сельскохозяйственный банк страны, который входил в кредитные кооперативы ассоциированным членом и участвовал своим капиталом.

Кончился проект, вывели капиталы, а те кооперативы, что не успели нарастить жирок, просели – т.е. большинство.  Не будучи задействованным в реализации государственной миссии банку стало не интересно кредитные кооперативы даже просто кредитовать. Ничто не обязывало. Вот и получается – шаг вперед, а назад уже два.

Сегодня тема кооперации снова звучит громко, и рассматривается она как  инструмент решения проблем с переработкой и сбытом фермерской продукции. Главное, чтобы ветер не поменялся.

Субъекты импортозамещения

В условиях эмбарго всех волнует, кто восполнит дефицит продукции. Больше всего сегодня бояться пустых полок в магазинах  и роста цен на продовольствие. Поэтому высока вероятность замещение возникающего дефицита другим импортом. Если все-таки государством преследуется долгосрочная цель обеспечить продовольственную безопасность за счет внутреннего производства в долгосрочной перспективе, т.е. -  эмбарго – это не только предмет международной политики  – то какие есть для этого пути?

  1. Создавать крупные мегакомплексы, но для этого нужны огромные  инвестиционные вливания, субсидируемые кредиты и инвестиции. Государство получает объем, попадая в зависимость от холдингов, проблемы со здоровым питание и эколгические.

    2. Стимулировать создание малых и средних по размеру, но более управляемых агропредприятий на   

    семейной основе, интегрировав их в кооперативную систему кредитования и сбыта. Получаем

    диверсификацию рисков, экономию и более эффективное использование государственных средств,

    стабильные рабочие места и развитие сельских территорий за счет закрепления на них сельских

    предпринимателей, экологически чистую продукцию, хорошую экологию.

 3. Стимулировать интеграцию крупного и малого бизнеса, когда в основе крупных проектов лежат семейные фермы на начальном этапе сельскохозяйственного производства.

         Второй и третий вариант являются наиболее целесообразным в современных условиях в рамках государственной стратегия по развитию диверсифицированной аграрной экономики.

Для того, чтобы фермеры заполнили недопоставленный объем продовольствия нужно, чтобы  им дали время и гарантии в том, что развитие отечественного сельхозтоваропроизводителя во всех его многообразных формах – стратегическая задача государства на долгосрочный период, а не элемент торга, в результате которого доля импорта может даже вырасти.

Безусловно, российский рынок продукции отреагирует на образовавшийся дефицит не сразу.

Для того, чтобы заложить основу для приращения фермерского производства нужно, во-первых - обеспечить условия для рентабельного конкурентоспособного бизнеса,  а во–вторых вывести фермера  на рынок.

В этой связи государству важно решить следующие задачи:

-   снизить стоимость материальных и финансовых ресурсов, включая процентные ставки по инвестиционным и краткосрочным кредитам и сделать их доступными.

- увеличить долю в цене продукции, которая приходится на первичного сельхозтоваропроизводителя через соответствующее нормативно-правовое регулирование (ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»).

         Последнее можно сделать за счет ограничения доли наценки во всех этапах движения продукции от поля до прилавка, включая переработчиков, оптовых закупщиков и торговые сети. Ограничение наценок можно устанавливать в максимально допустимом процентном соотношении или путем ограничения отклонений от средних оптовых цен.

         При этом следует иметь ввиду -основная доля прибыли накапливается именно у крупных оптовиков, поставляющих конечную продукцию в торговые сети. Зачастую это компании, созданные при участии тех же торговых сетей. Именно они самые главные проедатели торговой наценки.

-     в нормативно-правовых актах ограничить торговые сети минимальным объемом закупки отечественной продукции, закупаемой у малых сельхозтоварпороизводителей и их объединений.

 -          развивать на уровне регионов  альтернативной торгово-проводящей сети – оптово-розничные рынки, мобильные магазины, кооперативные магазины и т.д.

 Важнейшим инструментом выхода на рынок для фермеров является строительство кооперативных логистических центров и рынков, которые, замыкая на себе движение продукции  от производства до реализации, по сути, исключают оптовые посреднические компании из торговой цепочки. Здесь не будут завышать цены за услуги для фермеров – поскольку кооператив именно на них и работает.  При этом, рынки должны быть оптово-розничные. Увеличиваться должно и количество  продуктовых ярмарок.

 - создавать в рамках осуществления государственных закупок таких механизмов, которые позволили бы фермерам поставлять качественную продукцию в больницы, школы и другие социальные учреждения. В рамках ФЗ «О федеральной контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг» должна быть прописана соответствующая норма – по закупке продукции у малых форм хозяйствования и их объединение на приоритетной основе.

 - ограничение торговых сетей должно касаться навязывания последними услуг поставщикам по рекламированию товара. 

 Фермеры и товарные группы

Рассмотрим вклад фермерских хозяйств в производство некоторых групп продуктах.

 Овощи и картофель

В производстве овощей доля малых форм составляет 83%, картошки - – 89%

Основные проблемы, с которыми сталкиваются малые производители – это  отсутствие возможности хранить, подрабатывать продукцию и осуществлять ее подготовку к реализации в торговых сетях.

Выход один– строительство  кооперативных хранилищ, кооперативной переработки.

 Говядина

Доля МФХ с учетом микропредприятий составляет 69%, только  фермеры и микропредприятия – это около 8 %  производства.

Данные  по реализации программы по развитию семейных животноводческих ферм говорят о том, что фермеры охотно занимаются мясным скотовдством. На разведение крупного рогатого скота (молочное и мясное направления) приходится 77,5% от общего количества семейных животноводческих ферм, построенных в рамках программы,  половина из них - мясного направления.

Однако, именно здесь особенно остро стоит вопрос с реализацией.

Мясокомбинаты не заинтересованы в свежей парной говядине, им куда выгоднее  и удобнее покупать оптом замороженное и более дешевое заграничное мясо. В этой ситуации важно стимулировать переработчиков в покупке мяса с малых ферм и их кооперативных объединений через преференции – субсидирование процентной ставки при наличии существенной доли продукции МФХ в  переработке.

Стимулирование должно быть и со стороны торговых сетей в покупке качественного отечественного мяса, которые недавно еще бегало по травке и является полезным и необходимым для здоровья человека продуктом.

Но тут мы сталкиваемся  с другой значимой проблемой  - это ограничение в рамках таможенного союза, связанное с забоем скота на сертифицированных бойнях. Малые фермы их не имеют. И тут  либо сдавать скот в живом весе перекупщикам по низкой цене, что не мотивирует к ведению расширению производства либо уходить в ЛПХ со снижением объемов либо строить бойню индивидуально или на кооперативной основе – а это вынужденные инвестиционные издержки.

 Свинина

 В ситуации со свиноводством  все определяет угроза АЧС и ветеринарные нормы. К сожалению, сегодня, отсутствует задача по их оптимизации и приведении в соответствие с международными требованиями. А по сему, развитие свиноводства в личных подворьях и у фермеров не поощряется.

Так по сравнению с ветеринарными требованиями принятыми в Европейском Союзе внутренняя и внешняя зона при АЧС составляет 3 и 10 км соответственно. Именно в рамках этой зоны строгие ограничительные меры. У нас – это 5 и 100 км.  Кроме того, в Евросоюзе уже через 30-40 дней после дезинфекционных мероприятий можно ставить скот на фермы под контролем ветеринарных служб.   У нас даже после окончания карантина – еще 6 месяцев скот из внешней зоны нельзя вывозить в другой субъект РФ на реализацию.

Таким образом, в радиусе 100 км ни фермер ни личное подворье при наступлении  АЧС не дотянет до Юрьева дня.

Аграрная политика действительно сегодня не стимулирует развитие свиноводства в семенных фермерских хозяйствах и ЛПХ по причине оценки повышенного  риска развития АЧС. В связи с этим ставку в этом бизнесе сделали исключительно на крупные комплексы. Значимую роль  сыграло лоббирование со стороны крупных агрохолдингов. Жаль, что продукт у них не того качества (не сбалансированные корма, отсутствие выгула животных,  болезни, антибиотики и т.д.), так что покупать или нет свинину – каждый  решает сам.

 Молоко

 За последние пять лет в сельхозорганизациях поголовье коров уменьшилось на 8,6%  или на 464,6 тысяч голов, с одновременным снижением объемов молока на   1,4%.  У фермерских хозяйств за аналогичный период поголовье коров увеличилось на 94%,  или 503,6 тыс. голов, производство молока – на 30,8%. Таким образом, фермерский сектор начинает выполнять миссию замещения объемов производства молока, выбывающих сельскохозяйственных организаций.

 По данным на 2013 год в общей доле поголовья на КФХ, ЛПХ и микропредприятий приходится  5,39 млн. голов или 62% от общего поголовья в РФ. Доля данного сектора по молоку составляет  55,6% или 16 961,9 тысяч литров.

Если не учитывать личные подсобные хозяйства эта доля, составляя 15%   динамично растет.

Потенциал  для расширения значителен, но тут свои  проблемы, требующие госдуратсевнных решений:

Во–первых–трудно дотянуться до субсидий на литр молока, поэтому целесообразнее предоставлять поддержку на выбор - на литр молока или на голову скота

Во-вторых -низкие закупочные цены на молоко.

Снова требуется стимулирование переработчиков как в случае с мясом, в объеме перерабатываемого молока доля малых форм и их кооперативных объединений должна составлять не менее 30%.

Например в Германии, согласно закона о структуре сельскохозяйственных рынков,  перерабатывающие предприятия получают государственные преференции только в случае, если эти предприятия имеют долгосрочные договора сроком не менее 5 лет с фермерами и их объединениями формальными или неформальными. В качестве преференций могут рассматриваться льготы по налогам, различные виды господдержки и т.д.

Важной мерой государственной поддержки станет поддержка сельскохозяйственных потребительских кооперативов по сбору и переработке молока.

 А я в фермеры пойду, пусть меня научат

Поскольку спрос на программу начинающий фермер 12 человек на место из них 65% молодежь до 35 лет – можно сказать, это и есть тот нереализованный   потенциал, на который нужно делать ставку в первую очередь. Эффективного фермера нужно вырастить. Это и образование и стажировки и зарубежом и на лучших фермах у нас в стране. Далее – получение земли,  стартовая поддержка и низкие административные барьеры входа в бизнес – вот, что поможет стимулировать начинающих сельских предпринимателей.

В этой связи интересна политика, которую реализую в Краснодарском Крае –там помимо фермеров поддержку оказывают и владельцам ЛПХ – проводят с ними на постоянной основе – семинары, тренинги на базе действующих фермерских и подсобных хозяйств, показывая технологии выращивания овощей в теплицах и фруктов в садах. Таким образом, двух зайце убивают - и сельские территории сохраняют и потенциальных фермеров выращивают.

 Земля – основа основ 

Вообще расширение фермерского сектора изначально возможно при условии наличия земли ли ведения хозяйства. Сегодня с этим условием все не так просто. Появился наш Илья Муромец – и все-то при нем, да только на торгах земельного участка получить не смог – местный олигарх предложил более выгодные условия. Вот тебе и административный барьер. Для начинающих фермеров должны быть преференции в получении земли. В нашей ситуации всех желающих начать семейный бизнес на земле удовлетворить нужно в первую очередь земельными ресурсами.

Кроме тог, поскольку участки не оформлены, фермер может вложиться деньгами в его оформление, (провести межевание, поставить на кадастровый учет и т.д.), чтобы потом оформить аренду – а на торгах участок может другому достаться – вот и плакали и земля и деньги. Даже если компенсация затрат произойдет, земля то ушла. А к кому и почему?  Понятно – кто-то смог предложить более выгодные условия. Однако, не так пока живем, чтобы  играть  на повышение…..

 Господдержка – близко, а не ухватишь

В целях стимулирования фермера дальше заниматься своим бизнесом важно, чтобы существующая несвязанная поддержка, была доступна для таких как он малых и начинающих фермеров. Никому не секрет, что только порядка 30% фермеров ее получают и даже меньше, просто не подают документы – долго и хлопотливо. Процесс забюрократизирован и решается не на уровне района, а на уровне субъекта, А поездки по нескольку раз с документами в областной центр и сбор неуместного количества справок и бумаг– не всегда посильны. 

 Без кредитов бизнес не разовьешь

В ситуации неразвитости системы кредитной кооперации значимая роль в кредитовании малых фермеров отводится коммерческим банкам. Но это для них явно не лакомый кусок – работы много,  а денег выдается мало. Малые формы хозяйствования объективно для кредитных организаций являются неудобным, сильно диверсифицированным сегментом

В малом секторе идет снижение объемов кредитования. Основными получателями субсидируемых краткосрочных кредитов являются сельскохозяйственные и перерабатывающие организации.  Соответственно, малые формы хозяйствования в 2009 г. получили 5%, в 2010 – 2%. в 2011 -  1,5%, в 2012 году – 1,7 % общей суммы кредитных средств.

Похожая картина складывается и в сфере инвестиционных кредитов, где основными бенефициарами являлись сельскохозяйственные организации. На долю малых форм хозяйствования приходилось: в 2009 году – 4,3 %, в 2010 – 2,1%, в 2011 -  2 %, в  2012 году – 2,4%.

 Конечно лучше 1 крупный проект профинансировать и мониторить невозвратность – все равно государство поможет, да и хлопот меньше.

 Так что здесь тоже  требуется тонкое управление через систему  стимулов, преференций и нормирования работы банков с аграрными микропредприятиями.

Снова все возвращается к аграрной политике.

Может быть здесь рациональнее решать вопрос через призму развития сельских территорий. Любой малый кредит  на селе выполняет социальную функцию.

И если государством поставлена задача по разработке концепции развития сельских территорий и данному вопросу уделяется серьезное внимание – все меры по развитию малого агробизнеса следует  обосновывать именно с этой точки зрения, дабы быть легче услышанными.

Кооперация

Без кооперации наш фермер не выживет в современной системе сложившихся рыночных взаимоотношений. Произвести то можно, а вот как продать.

Но процесс кооперирования идет ох как тяжело. Не охотно фермеры кооперируются и без специальных стимулов трудно будет это процесс развивать. Сегодня принимается специальная ведомственная целевая программа. И даже незначительные средства, в нее заложенные уже стимулируют создавать в субъектах программы по развитию кооперации и созданию кооперативов, поскольку есть возможность получить грант на установку хранилища или переработки. Однако ресурсное наполнение программ явно недостаточно. Значит нужно запустить механизмы, при которых процесс кооперирования пойдет самостоятельно ибо будет выгоден его участникам

Первое – нужно освободить кооперативы от налога на прибыль вне зависимости от доли переработки сельсокхоязйтсевнной продукции. Также необходимо уйти от двойного налогообложения, при ведении членом кооператива   учета по ЕСН.

Кроме того, кооператив должен иметь возможность решать за своих челнов не только проблему снабжения и сбыта, но сертификации продукции нужно дать кооперативу такие права.

Самая проблемная вещь, действующего сегодня законодательства – это субсидиарная ответственность членов. Не хотят  люди  отвечать по обязательствам другого. Отвечать можно своей долей в имуществе кооператива, но не своим имуществом целиком. В сельскохозяйственных потребительских снабженческо-сбытовых кооперативах размер субсидиарной ответственности членов должен быть ограничен например 300%  размера пая члена кооператива. Субсидиарная ответственность, превышающая  300% от пая члена кооператива, должна оформляется индивидуально с каждым членом на основе договора. 

В некоторых региональных программах развития кооперации есть требование, что кооператив должен объединять минимум 50 фермеров, тогда он может претендовать на гранты. Но как 50 самостоятельным предпринимателям доверится друг другу таким образом, чтобы не побояться разделить полностью ответственность за долг своего кооператива. Когда такое количество ЛПХ объединяется в кооператив, существует как правило основной сильный игрок – например тот же перерабатывающий завод или крупный фермер – они то и несут ответственность и кредиторы это понимают. А вот в случае с фермерами – сложнее – сами с усами.      

 И все таки, фермер может накормить страну. Он уже ее кормит, но для значительного расширения объемов производства и обеспечения импортозамещения в нынешних условиях нужно разработать долгосрочную стратегическую программу развития малых форм хозяйствования, ставящую задачу по значительному количественному расширению данного сектора, развитию его обслуживающей инфраструктуры, выстраиванию логистики сбыта со стимулированием торговых сетей и переработчиков, расширением доступа к кредитам, решению вопросов с землей.

Общаясь с людьми из различных субъектов Федерации и анализируя ситуацию  отдельно  в каждом взятом регионе – приходишь к выводу о том, что многое зависит от губернаторов. Есть прогрессивные территории, которые и до введения запрета на поставку импортного продовольствия  развивали диверсифицированную структуру сельского хозяйства, а в условиях введения эмбарго  стараются быстро принять возможные меры направленных на поддержку своего  сельхозтовраопроизводителя, включая фермеров. Многие из них говорят о том, что временность эмбарго не остановит данные приоритеты поскольку введение продовльственных ограничений на импорт запустило  катализатор для решения давно назревших проблем.

Будем надеяться, что это действительно так это.

 

 

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий