4.10.2017 Излишки урожая в ЕС пойдут на корм скоту и удобрения.

В ожидании осеннего урожая фруктов Европейская комиссия еще летом выделила дополнительные 70 миллионов евро для поддержки фермеров, пострадавших от российского эмбарго. В числе главных получателей внеплановой компенсации – производители польских яблок, испанских цитрусовых и голландских груш.

Желающих много, а бюджет один

В масштабах Европейского союза 70 миллионов евро – сумма очень скромная. Она даже приблизительно не покроет реальные потери. Комментируя решение о выделении денег, комиссар Евросоюза по вопросам сельского хозяйства Фил Хоган заявил, что европейские власти уже сделали все от них зависящее. Он не преминул напомнить, что новая программа лишь дополнение ко всем предыдущим мерам, которые были приняты для смягчения последствий российского эмбарго.

В Брюсселе непрестанно повторяют, что ресурсы для помощи сельхозпроизводителям далеко не безграничны. Дескать, с одной стороны, сами государства-члены настояли на сокращении бюджета Евросоюза на 2014-2020 годы. А с другой стороны, возникли другие претенденты на получение финансовой поддержки. В этой связи звучат, в частности, Украина и беженцы из Сирии.

Дополнительные деньги будут распределены между 12 государствами. Для каждого определены точные количества подпадающих под действие программы фруктов. Самый крупный объем приходится на Польшу. Она получит компенсацию за 75,6 тыс. тонн яблок. Самый скромный лимит поддержки достался Австрии – всего за 510 тонн тех же яблок.

Наряду с поляками получателями относительно крупной помощи станут испанские производители слив, цитрусовых, персиков и нектаринов (их квота в общей сложности составит 27 тыс. тонн), бельгийцы (21,8 тыс. тонн), греки (12,2 тыс. тонн). Квоты, предусмотренные для итальянцев, составят 11,6 тыс. тонн, а для голландцев – 5,9 тыс. тонн. Общий объем фруктов, который охватывает дополнительная программа компенсаций, установлен на уровне 165,8 тыс. тонн.

Что касается конечных адресатов компенсаций, то их заранее разбили на две главных категории. Единственный критерий – судьба лишних фруктов. Больше достанется тем производителям, которые безвозмездно передадут излишки урожая благотворительным организациям, в детские и медицинские учреждения. Меньше получат фермеры, которым удастся реализовать часть продукции для дальнейшего использования в виде удобрений или на корм скоту. Цены будут, естественно, бросовые, но это все же лучше, чем совсем ничего.

Фруктовое послевкусие санкций

Вводить жесткие квоты Брюссель вынуждают не только ограниченные возможности общеевропейского бюджета, но и печальный опыт предыдущих лет. В свое время, как рассказала британская The Guardian, Европейской комиссии пришлось срочно отзывать самую первую программу компенсаций. История стала поучительной.

Сразу после введения российского эмбарго ЕС выделил сельхозпроизводителям 125 миллионов евро. Между тем одна лишь Польша срочно запросила 145 миллионов. В польскую заявку помимо фруктов вошла даже рассада овощей, едва успевшая дать всходы. Испания требовала огромных сумм за возникший переизбыток цитрусовых, а Румыния – за трудности со сбытом репчатого лука. В Европейской комиссии расценили поступившие заявки как «не совсем реалистичные» и заявили о настоятельной необходимости выработать строгие правила игры. Впрочем, на фоне понесенных производителями потерь спасательным мерам Евросоюза тоже далеко до реализма.

В 2013 году, то есть за год до начала санкционных войн, на экспорт в Россию приходилась примерно треть европейских фруктов и овощей. Понятно, что российское эмбарго привело к взрывному росту предложения на рынке и к обвальному падению цен. По данным лоббистской организации Copa Cogeca, которая представляет интересы европейских фермеров, закупочные цены в отдельных случаях упали на 80% и опустились ниже уровня рентабельности.

До введения эмбарго та же Польша поставляла в Россию фрукты на общую сумму 840 миллионов евро. В основном это были яблоки. В 2014 году они стали лишними. По данным портала freshplaza.com, на тот момент поляки производили примерно 3 миллиона тонн яблок. По прогнозам, урожай нынешнего года может превысить 4 миллиона тонн. А в самые ближайшие годы вполне реально достижение 5-миллионной отметки. При этом внутреннее потребление остается на неизменном уровне, у конкурентов внутри ЕС свой переизбыток фруктов. А надежда на Китай, куда в конце прошлого года была отправлена первая пробная партия яблок, еще долго будет просто надеждой.

Не лучше положение у других ведущих экспортеров фруктов. Вскоре после ведения российского эмбарго The Guardian процитировала Ада Клаассена, генерального секретаря голландского Центра плодоовощной продукции (Fresh Produce Centre). Весьма вероятно, заявил он в интервью, что урожай фруктов останется на ветках на площади 900 гектаров, потому что закупочные цены не покроют даже расходов на уборку.

Производители груш в Голландии понесли тогда огромные убытки. Цены на их продукцию моментально упали вдвое. А в целом на европейском рынке уже через месяц после введения российского эмбарго яблоки подешевели на 20%, персики – на 40%, морковь – на 8%, перец – на 34%. В результате выиграл рядовой европейский потребитель, а производители плодоовощной продукции оказались на грани разорения.

За три прошедших года в ЕС удалось стабилизировать ситуацию на рынке овощей. Их производителям легче реагировать на перепады спроса. У садоводческих хозяйств гораздо меньше простора для маневра. На изменение профиля хозяйств или сортовой политики потребуются годы. И об отмене санкций совсем не слышно.

Почем килограмм яблок на благие цели

По всей видимости, в Европейской комиссии исходят из того, что санкции – это надолго. В нынешнем году был разработан очередной регламент по «временным мерам поддержки». В этом объемном документе расписано четко по пунктам, кому заплатят, сколько заплатят и на каких условиях. По сути дела, речь идет о своего рода премии. Производители фруктов получат ее за то, что часть урожая не поступит в продажу и не будет давить на цены.

Как дипломатично сформулировано в преамбуле текста, «ситуация на рынках некоторых многолетних культур (то есть фруктов – прим. ред.) пока не улучшилась в достаточной степени». В таких обстоятельствах, отмечается далее, сохраняется угроза нестабильности, которая потребует «исключительных» мер поддержки производителей.

ЕС обещает финансовое подспорье абсолютно всем государствам-членам, независимо от объемов экспорта, попавшего под российское эмбарго. На этом мажорная часть текста кончается, и начинается проза жизни. В каждом отдельном государстве Евросоюза компенсации должны покрывать излишки не более 2 тысяч тонн фруктов. Отметим про себя, что это микроскопические объемы даже по сравнению с тем, что предусмотрено в упомянутом выше дополнительном пакете помощи.

В регламенте указывается также, что на получение причитающихся сумм в полном размере могут рассчитывать только те производители, которые безвозмездно передадут излишки фруктов на благотворительные цели. В случае использования фруктов, не реализованных на рынке, для целей, «иных, чем безвозмездное распределение», гарантируется выплата лишь половины суммы. И наконец, если часть урожая и вовсе останется неубранной, то государства-члены вправе сами устанавливать размеры компенсаций. Но размер выплаты не должен превысить 90% от полной суммы.

Меры поддержки распространяются на производителей яблок, груш, слив, цитрусовых, персиков, нектаринов, вишни и хурмы. Заявки на получение компенсаций за нынешний год будут приниматься до 31 июля 2018 года.

Пожалуй, самая интересная информация содержится в одном из приложений. В нем названы конкретные размеры компенсаций за фрукты, которые будут «изъяты с рынка». В тексте фигурируют цены за центнер продукции. Но для большей наглядности можно перевести все в килограммы. Так, килограмм яблок, переданных на благотворительные цели, оценивается в 0,17 евро (примерно 11,6 руб. по текущему курсу), за килограмм апельсинов производителю будет полагаться 0,21 евро (14,3 руб.), килограмм мандаринов – примерно 0,19 евро (13 руб.), килограмм груш – 0,24 евро (16,4 руб.).

Автор: KVEDOMOSTI.RU

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий