22.11.2017 Комментарий. ГД: поправки в закон об агростраховании – успеть к посевной.

Агрострахование – болевая точка АПК. В конце 2016 года объем субсидий регионам на это нужное дело был сокращен на 49% с 5,4 до 2,7 млрд рублей. Из-за введения единой субсидии на 1 июня 2017 года по сравнению с тем же периодом прошлого года число застрахованных хозяйств упало в 4,3 раза, число регионов, в которых осуществлялось страхование, уменьшилось в 1,6 раза. Снижение объемов агрострахования по итогам года может превысить 50%. Объем страховых премий скорее всего не превысит 4 млрд рублей. Охват страхованием в растениеводстве не превысит 4-6! Впору бить в набат.

Поэтому на днях аграрный Комитет Госдумы провел круглый стол по совершенствованию законодательства о государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования с участием Национального союза агростраховщиков (НСА), Минсельхоза, Минфина, Центробанка, ТПП, сельхозпроизводителей, страховых компаний. Круглый стол получился острым.

Модератор, заместитель председателя Комитета по аграрным вопросам Айрат Хайруллин отметил:

– У каждого из вас на руках имеется проект закона о внесении поправок – итог работы рабочей группы. Есть вопросы, по которым мы нашли консенсус, а по некоторым ещё не договорились. Например, четыре пункта, которые нам удалось согласовать, такие как отмена порога утраты гибели урожая сельхозкультур, второе – увеличение максимального размера безусловной франшизы с 30 до 50 процентов. Третье – минимальный размер страховой суммы снизить с 80 до 70 процентов. Четвёртый пункт – использование данных авиационного и космического мониторинга при проведении экспертиз.

Кроме этого есть предложения Минсельхоза, которые не поддерживаются НСА, такие как расширение перечня страховых рисков по урожаю, ограничение срока уплаты первого страхового взноса, включение в страховое покрытие вынужденного убоя здоровых животных при возникновении очагов особо опасных болезней.

И при этом есть предложения НСА, которые не поддерживаются министерством. Это введение повышенной господдержки для программ с минимальным покрытием с максимально безусловной франшизой – 50 процентов, и минимальной страховой суммой – 70 процентов на случай критической потери урожая. Увеличение субсидирования с 50 до 80 процентов в страховой премии, то есть повышенная, сегодня 50 процентов. И второй пункт – это введение стандартов предоставления господдержки. Прошу выступать по делу.

Н. Чернецова: перейти на стоимостной показатель поддержки

Директор департамента Минсельхоза РФ Наталья Чернецова, которую, по словам Хайруллина, «ждали как главную звезду», поведала:

– Сельхозстрахование находится сейчас в не очень позитивном состоянии. Текущий год был ознаменован новшествами, которые связаны в первую очередь с включением сельхозстрахования в единую субсидию. Для Федерации у нас все субсидии условно схлопнули в одну. Но по факту порядки, которые регионы разрабатывают на региональном уровне, продолжают действовать. Почему мы сейчас не можем воспользоваться в полной мере нашими правами, я говорю от лица сельхозтоваропроизводителей, и не получить компенсацию по заключенным договорам страхования? Потому что в правилах по единой субсидии, к сожалению, не было установлено право Минсельхоза определять методику определения страховой стоимости. Значит, сейчас мы это упущение ликвидировали.

Вышло и утверждено постановление Правительства РФ, которое устраняет правовой пробел и дает право Минсельхозу утверждать методику, которую мы сейчас направили в Минфин России, …ориентируемся, что сегодня мы в Минюст внесем на утверждение методики, и отсчет пойдет на часы, когда регионам в принципе будет возможно принимать к оплате договоры страхования, тем более что в своих бюджетах по оценке региональных органов АПК 2 миллиарда рублей на соответствующие цели заложено.

После устранения тех моментов, о которых я сказала, мы более или менее выровняем ситуацию. В принципе, регионы готовы подписывать и оплачивать договоры страхования. По субсидии должна сказать, что и по животноводству, и по растениеводству деньги платятся, несмотря на наличие, так скажем, правовой коллизии. И надеемся, объём поддержки, оказанной из консолидированного бюджета, будет больше после того, как основания и опасения регионов будут исключены.

Очень продуктивно поработали с коллегами из Госдумы и Национального союза. Доработанный законопроект у нас проходил общественные слушания. И сегодня как раз истекает дата, когда мы можем вносить его в Минюст на экспертизу. Например, мы предлагаем сейчас перейти на стоимостной показатель результативности оказания нашей господдержки. Потому что все мы понимаем, что стоимость культур разная.

В. Балакирева: Минфин нашел консенсус с Минсельхозом

Заместитель директора Департамента финансовой политики Минфина России Вера Балакирева сообщила:

– Мы всячески стараемся содействовать развитию сельхозстрахования. И полагаем, что надо более тесно работать с регионами и НЦСО. Что касается законопроекта, мы нашли консенсус с Минсельхозом. Мы всё-таки согласились на снятие порога. Но мы зафиксировали минимальный размер франшизы, который может быть установлен, и не дали ему повышаться критично вверх. Поэтому нам кажется, что, в какой-то мере, это главный вопрос, и он найдёт баланс интереса всех заинтересованных сторон.

Остались вопросы, которые не всегда в плоскости закона. Мы за то, чтобы субъектам РФ давать некую свободу как в распределении денег, федеральной субсидии, так и в изыскании каких-то возможностей, связанных с тем, каким образом в регионе можно стимулировать взаимодействие и работу как со страховщиками, так и, может быть, дополнительно стимулировать сельхозтоваропроизводителей к страхованию.

Главная задача, которая ранее выполнялась законом, это защита сельхозтоваропроизводителя от потерь по основным страховым рискам, базовым, в результате которых выдаётся федеральная субсидия, должна остаться.

При этом какие-то дополнительные программы, дополнительное страхование, дополнительные стимуляторы, они могут быть. И здесь должно быть более широкое право для субъектов РФ в применении даже индикаторов и базовых показателей, оценивающих эффективность использования вот этих бюджетных средств. То есть, им, наверное, в этом плане можно было тоже дать больше полномочий.

Мы не против того, чтобы расширялся перечень страховых рисков. Потому что сейчас в законе они не очень чётко прописаны, и в разных субъектах по-разному воспринимается понятийный аппарат, связанный, например, насколько силён был ветер, насколько силён дождь, в каком объёме был град. Поэтому комплекс критериев, относимых к страховым случаям с учётом особенности регионов по возделыванию тех или иных культур, тоже важная проблема. И здесь мы поддерживаем и Минсельхоз, и регионы, и сельхозтоваропроизводителей, которые об этом говорят.

Мы поддержали, законопроект, который расширяет возможности получения субсидий в рамках сельскохозяйственных культур в отношении аквакультуры.

К. Биждов: причина провала – включение в единую субсидию

Президент НСА Корней Биждов отметил: несмотря на рекордный урожай, 30 регионов объявили ЧС из-за неблагоприятных погодных условий, при этом число хозяйств, застраховавших урожай, за три квартала сократилось в 2,5 раза. Основные причины общеизвестны — включение расходов на страхование в «единую» субсидию и отсутствие до настоящего времени нормативных документов, на основе которых вылачиваются субсидии.

Основные изменения в закон — отказ от порога утраты; изменение диапазона франшиз в растениеводстве (было до 30%, теперь — 10-50%); расширение диапазона страховых сумм; использование космического мониторинга при экспертизах. Эти меры повышают доступность страхования с господдержкой и упрощают урегулирование убытков, что в первую очередь немаловажно для аграриев.

Для дальнейшего совершенствования агрострахования НСА предлагает ввести программы страхования с минимальной стоимостью, а также упорядочить субсидирование — изменить порядок расчёта ставок и ввести единые требования по предоставляемым документам – сегодня они могут отличаться даже в соседних регионах, что усложняет процедуру оформления субсидий. С одной стороны, эти меры повысят доступность страхования для аграриев, т.к. премия снижается в девять раз. С другой, они не увеличивают нагрузку на бюджет. Биждов обратил внимание на то, что введение аналогичной программы вмененного страхования в ряде стран всего за год увеличило охват вдвое – с 30 до 65%.   

«Международная практика организации агрострахования с господдержкой свидетельствует о том, что даже при наличии определенных стимулов и стройной законодательной системы аграрии сами не бегут страховать свои риски. Для создания системы защиты рисков в сельскохозяйственной отрасли всегда требуется воля и поддержка государства», – подчеркнул президент НСА.

Обсуждались в ходе круглого стола и предложения Минсельхоза по расширению перечня обязательных рисков и ограничению сроков уплаты первого страхового взноса. НСА считает излишним расширение перечня рисков в растениеводстве, так как они или дублируют уже предусмотренные законом события — например, «сильный ливень», «очень сильный дождь» и т.п. попадают под уже существующие риски «переувлажнение почвы», «наводнение», являющиеся следствием дождей. Либо не относятся к основным причинам убытков, так как около 70% всех страховых выплат связаны с засухой и суховеями. Кроме того, вопрос страховых выплат при вынужденном убое животных, факт заболевания которых не установлен, по мнению НСА, требует серьезной дополнительной проработки и изменения законодательства в области ветеринарии.

«НСА настаивает при расширении перечня обязательных рисков на экономическом обосновании включения дополнительных рисков, так как это неизбежно приведет к росту стоимости страхования, — заявил Корней Биждов. — Выплаты страхового возмещения в животноводстве в том виде, в каком предлагаются, значительно увеличат стоимость страхования».

С этим были согласны и представители страховых компаний, отметив, что на таких условиях страховщики могут отказаться страховать свинопоголовье с господдержкой из-за проблемы с АЧС. Более того, решить проблему АЧС только за счет страховщиков невозможно — таких примеров нет и в мировой практике, так как борьба с АЧС — это, в первую очередь – задача государства.

Автор строк с удовлетворением встретил слова К. Биждова: «Крупные холдинги в большинстве своём страхуются, культура страхования у них уже достаточно развита. Малые формы хозяйствования — это следующий наш целевой сегмент. И я уверен, что в 2018 году мы это будем реализовывать». Это станет бальзамом для фермеров.

И. Боровая: для меня агрострахование – шок, я его боюсь

Выступление Ирины Боровой, директора агрофермы «Раздолье» Волгоградской области было криком души:

– Я проработала 32 года в сельском хозяйстве, пережила все виды страхования. Отмечу, что в то время, когда происходит страхование, у нас денег, у сельхозпроизводителей, нет, это весенний сев, когда их уже нет, и осенний период, когда мы получаем продукцию, но ещё не успеваем продать. Это как бы один из факторов, который тоже нас отлучил от страхования.

С 1991 года наше хозяйство страховало, но ни разу мы не получили ни одной страховой премии. Основные причины — нет определённой методики расчёта страховых взносов. Каждая страхования компания приезжает, начинает говорить о своих тарифах, уговаривая нас. Второй момент. Когда наступает страховой случай по определению убытков, как правило, сельхозпроизводитель обращается в Арбитражный Суд. Тот назначает экспертизу, которую проводят те же страховщики.

Сегодня как бы нас разделили очень сильно или как бы рассорили страхователей и страховщиков. Я не побоюсь этого слова сказать. Мы не понимаем… Сегодня крестьянин должен понимать, что он имеет, сколько он… Вот он посеял, условно, 1 тысячу гектаров. Вот если у меня пропадёт, допустим, пшеницы столько-то гектаров или столько процентов, что я могу иметь от страховщика? Очень запутанные договора, очень большой пакет документов. Страховщики влезают буквально всюду, вплоть до…  сертификации семян.

Извините, мы хозяева. Сельхозпроизводитель хочет получать урожай, и он не будет сеять плохими семенами. То же самое с технологиями: влезают в технологии, вплоть до уборки, до заделки семян.  Не надо забывать, что мы все находимся в разных почвенно-климатических условиях. Я работаю в Волгоградской области, которая находится на границе с Саратовской. У нас очень жестокие условия. И есть Краснодарский край, где в любое время есть урожай. Потом, берутся средние пять лет для страхования в договор. Обязательно из них два-три года провальных. Обязательно. Не надо забывать, мы везде находимся в разных зонах.

Волгоградская область в 6-7 раз сократила страхование. Сегодня для меня слово «агрострахование» — это просто шок, я его боюсь. Нас втянули года три назад в еврострахование. Какая-то фирма пришла… Сегодня она попала под уголовное дело. Мы теперь ездим, все крупные предприятия, в качестве свидетелей. А были ведь практически обвиняемые в пособничестве. Мы даже не поняли… Нам даже было непонятно, почему мы туда попали, как попали, и кто такие еврострахователи. Они пришли с красивым названием, со списком документов к нам, что у них вот такие очень хорошие фермеры, хорошие сельхозпроизводители у них страхуются уже по несколько лет. И мы туда, честно говоря, влезли.

Я не знаю, что сегодня нужно сделать для того, чтобы мы, сельхозпроизводители, поверили в это агрострахование. Но я хочу ещё раз подчеркнуть, мы на земле. И крестьянин должен знать, что, когда, за что он получит. И это самое главное. И даже нас меньше всего, я думаю, волнует субсидирование (мы уже привыкли, что нам постоянно приносят письма о том, что нет лимитов), а вот именно — как у нас сложатся отношения со страховщиками.

Вот сегодня Волгоградская область собрала только 30 процентов подсолнечника и 5 процентов кукурузы. Это потери урожая. Почему это не включается в страховые случаи? Почему это не возмещается? Это явные потери урожая.

И мне очень бы хотелось, чтобы вот эти моменты вы услышали именно от крестьян и сделали договор более понятный, страхование более понятное, и чтобы обязательно эти страховщики работали совместно с сельхозпроизводителями.

Г. Кулик: и «Анна Каренина» покажется тонкой брошюрой

Депутат ГД Геннадий Кулик заявил:

– Я под впечатлением выступления из Волгограда… Давайте однозначно договоримся (я обращаюсь к вам, Минфин): не надо нам ничего придумывать. Показатель урожайности есть единственный показатель работы крестьянина. Отступление его от средних и плановых показателей есть единственный аргумент, что что-то в этом месте было неладно. Поэтому ваши требования о том, чтобы выдать какую-то плановую технологию, и как она выполнена, какими семенами посеяно, в какие сроки… Я вам могу столько поставить условий, от чего зависит урожай, что вам «Анна Каренина» покажется очень тонкой брошюрой, чтобы заполнить всё это. Не надо убеждать крестьянина, чтобы он боролся за урожай. Надо вооружить его технически и дать ему деньги, чтобы он мог купить средства защиты, удобрения и так далее.

Ошибка Минсельхоза, которая добивает страхование. Программа страхования должна быть выделена в виде подпрограммы и ни в какие субсидии, которые единые или неделимые, молоко или куда-то, не должна входить. Это требование, которое должно быть прописано в законе. Пожалуйста, подумайте, как расширить ответственность нашей страховой организации. С точки зрения решения вот этих всех вопросов, о чём говорила директор из Волгограда.

Директор департамента МСХ РФ Наталья Чернецова подвела итоги обсуждения:

– Не соглашусь, что именно объединение мер поддержки погубило сельхозстрахование или нанесло непоправимый урон. Давайте доживём год, я констатировала факт ухудшения в этой области ситуации, объяснила, почему. И опять же повторю, что у нас нормативно, да, с большим опозданием, но, тем не менее, мы делаем всё для того, чтобы обеспечить оплату договоров сельхозстрахования.

Более того, несмотря на возражения Счётной палаты, которая считала неэффективным использование средств федерального бюджета при выплате субсидий по договорам на страхование, заключённым в прежние годы, мы всё-таки отстояли свою позицию и право сельхозтоваропроизводителя в случае, если он застраховался в 2016 году, получать возмещение по таким договорам. Надо быть очень осторожными, чтобы сравнить, например, Юг России и Дальний Восток, зоны рискованного земледелия и Нечерноземье при установлении для них единых подходов.

По поводу уплаты компенсации ущерба по чрезвычайным ситуациям для тех, кто не страхуется, скажу следующее. Во-первых, напомню о том, что это право получать компенсацию ущерба для тех, кто не застраховался, было у нас неотъемлемым правом сельхозтоваропроизводителя.

Ирина Михайловна (Боровая) говорит о том, что существует опасение, что некорректные консультации, которые были проведены со стороны органов, возможно, управления АПК регионов, о том, что если ты застраховался, то ты не получишь компенсацию. Это абсолютно неверно, у нас в законодательстве было предусмотрено в 2017 году и в 2016 году право получить компенсацию только в случае, если ты застраховался, да. Обратная позиция, но с учётом того, что у нас, вы помните, 2015 год мы закончили с сокращением количества страховых компаний в регионах в связи с мерами оздоровления этой сферы деятельности.

Ну, в силу объективных причин у нас ушли страховые компании, и не было физической возможности сельхозтоваропроизводителю застраховаться. И соответственно вот такие ограничения жёсткие… С одной стороны, они, могут быть восприняты как тормоз развития сельхозстрахования. Но с другой — это объективная реальность наша. Тем не менее, я всё-таки на стороне защиты интересов сельхозтоваропроизводителей. Поэтому мы намеренно настаивали на продлении права и возможности получить защиту в случае, если произошла чрезвычайная ситуация обратиться на имя председателя и таковые выплаты получить.

Хочу сказать, что приложу максимум усилий для того чтобы соблюсти интересы и обеспечить баланс страхователей и страховщиков.

Завершая круглый стол, зампредседателя аграрного Комитета Госдумы Айрат Хайруллин подчеркнул: поправки в закон, согласованные Минсельхозом, Минфином, ЦБ и НСА, должны быть до конца ноября рассмотрены в первом чтении, чтобы депутаты успели их принять до начала посевной 2018 года.

Наша справка: сегодня право заниматься сельхозстрахованием с господдержкой в России имеют 23 страховые организации – члены Национального союза страховщиков, который с 1 января 2016 года является единым объединением агростраховщиков.

 

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий