15.12.2017 Как поспорили директор совхоза и аграрный министр.

Дискуссия на прошедших парламентских слушаниях в Госдуме по правовым и социальным аспектам устойчивого развития сельских территорий была горячей. «Крестьянские ведомости» продолжают серию материалов из ГД.

Подмосковный совхоз им. Ленина не надо представлять. Гремит по всей стране своими роботизированными фермами, плантациями ягод, уникальной школой, парком и др. Я бывал не раз там. Образцовое хозяйство. Поэтому, когда слово дали директору Павлу Грудинину, то он прямо сказал о проблемах АПК, Минсельхоза, потому что был глубоко «в теме».

П. Грудинин: министр живет в одной стране, я – в другой

– Я, когда слушал Вячеслава Викторовича (Володина), он перечислял замминистров, но не назвал главного замминистра, который должен здесь сидеть, это замминистра финансов, потому что у нас интересная ситуация сложилась, – начал Грудинин свою речь, – все говорят правильные вещи, не все правда, я считаю, что Александр Николаевич (министр Ткачев) докладывает совершенно другую ситуацию, мы живем в другой стране — он в одной, я в другой. И я сразу могу сказать, на самом деле руководство (видимо, страны – Авт.), а я директор довольно давно, принимает неправильное решение, потому что в 90 процентах случаев он неправильно докладывает.

И поэтому, когда говорят, что какое-то развитие сельского хозяйства есть, надо сразу рассказывать, что мы достигли каких-то успехов только в агрохолдингах. Все остальное сельское хозяйство, а именно оно определяет устойчивое развитие сельских территорий, именно оно находится в очень тяжелом положении. Агрохолдинги живут только за счет того, что львиную долю господдержки получают они, но они никакого отношения не имеют к ситуации на территории. Это, как правило, во втором и третьем поколении офшоры, которые в конечном итоге все время просят помощи у государства. Один захотел вдруг, чтобы у него цена на зерно была, скажем так, меньше и поэтому он взял и договорился с правительством, они ввели эмбарго на вывоз зерна, другой получает на 90 процентов господдержки и это уже стало притчей во языцех.

Для примера скажу, что в Америке, например, если предприятие сельхозпроизводства получает выручку более 60 миллионов, оно исключается из … господдержки.

Второе. Я прекрасно понимаю, что можно достигнуть вообще полной продовольственной безопасности или обеспеченности, когда ты лишил денег население и поэтому они перестают покупать продукты. И поэтому, если взять по-другому, посчитать, утвержденные Всемирной организацией здравоохранения нормы на потребление, например, мяса, молока, яблок и всего остального и умножить на количество жителей, вы поймете, сколько на самом деле нам нужно. Но мы достигли полного импортозамещения только за счет того, что перестали есть натуральные продукты.

У меня вот мой зам ездил в Новгород смотреть оборудование для производства сыра. Оборудование испанское, посмотрел, а потом говорит: «Слушай, иду, с одной стороны брикеты с пальмовым маслом, с другой стороны пакеты с сухим молоком из Белоруссии» и они из этого делают сыр. Кого это радует? Конечно, в отчете Росстата, поскольку там нет и сыра, и сырных продуктов, и всё отлично. Встречаюсь с Данквертом (глава Россельхознадзора) недавно в составе делегации Молочного союза. Он говорит: «Слушайте, в каждый из пропусков таможенных на Белорусской границе, а их всего 6, в день 1,5 тысячи тонн белково-жирового продукта въезжает в Россию и там становится сыром, как только въехал».

Нет, они посылают запрос, он нам рассказывает, в Китай, в Сан-Марино, нет такого производства, все это на самом деле идет из Украины к нам, и все радуются, что у нас полки полные. Уберите весь фальсификат с полок, и вы поймете, что на самом деле у нас продовольствия нет.

Сергей Михайлович (Миронов), ничего придумывать не надо. Мы в Советском Союзе имели программу закрепления кадров на селе. Я по этой программе получил коттедж. Если ты 20 лет проработал в совхозе, за это время половину платишь ты, половину за тебя платит предприятие, значит, ты привязан к этому предприятию, никуда не денешься. Но главная проблема — это доходность сельского хозяйства. В госпрограмме прямо записано, правительство написало, что «Занятый на селе должен получить половину от зарплаты в городе». Это означает, что молодые специалисты не собираются и не будут идти туда (в село).

И поэтому, слушайте, устойчивое развитие села возможно только при определённых условиях, когда будет доход в селе больше, чем в городе, когда условия жизни будут не хуже. Ну нет школы, нет детского сада, нет поликлиники. Уговаривайте, сколько угодно молодую семью там жить, не будут они жить.

Дороги. Это проблема. Я вот тут поехал в Ярославской области смотреть производство сыра. Дорога категории Б. Проехать невозможно, колёса у джипа отрываются просто. И поэтому сначала нужно понять, что, если вы тратите на всё сельское хозяйство из федерального бюджета 240 миллиардов, а на плитку в Москве в год 90, вы никогда не добьётесь того, чтобы эта жизнь как-то поменялась в сельском хозяйстве. (Аплодисменты.). Приоритеты надо поменять.

Я слушаю, Минфин, взяли и снесли вообще федеральную целевую программу устойчивого развития села. Они таким образом расставили приоритеты. И эти приоритеты привели к тому, что люди на селе, как бы тут ни собирались и ни рассказывали всякие сказки, жить не будут.

Александр Николаевич (Ткачев), с яблоком за пять лет вы не разберётесь никогда по одной простой причине — это ещё и сок, а вы ввозите концентрат в огромных объёмах из Китая, и мы пьём неизвестно что.

И если рассчитать всё правильно и понять, что убрать, вот я говорю, с полок вот эти соевые продукты, пальмовые продукты, заменитель животных жиров, у нас нет сейчас реально, скажем так, доклада президенту о том, что мы достигли продовольственной безопасности. И все эти липовые абсолютно цифры, они только вот одно показывают. Когда-то Рузвельт покупал зерно у крестьян, и топил в море и жёг в топках паровозов. Почему? Он достигал доходности сельского хозяйства, тогда люди не бросали сельское хозяйство.

У нас сейчас абсолютно другая картина. И поэтому мы находимся в ужасном положении с точки зрения сельского хозяйства. Нам нужно срочно менять бюджет. Нам нужно вводить эту программу федеральную целевую (по развитию сельских территорий) обратно. Надо увеличить ассигнования.

Вы же послушайте, Геннадий Андреевич (Зюганов) прав, что, если вы не достигнете, как при сельском хозяйстве Советского Союза, тогда тоже, конечно, думали о развитии сельского хозяйства, 10 процентов в бюджете, а в бюджете деньги есть, мы же это видим, вы никогда не получите поворота обратно, люди не будут жить там, где жить нельзя. (Аплодисменты.)

А. Ткачев: через 5 лет мы полностью обеспечим страну продуктами

Министр с/х РФ А. Ткачев был с виду спокоен, но глаза метали молнии:

– И действительно нам нужна поддержка, и прежде всего всем тем, кто реализует программу возрождения, подъёма сельских территорий, и, естественно, экономики. Мы прекрасно понимаем, что 30 миллионов человек, которые проживают, работают — не работают, неважно, они живут, это их среда жизни, для них важна работа, бизнес, фермерское хозяйство, предпринимательство, и не будет бизнеса, не будет работы, значит, не будет интереса остаться, рожать, строить дом, и, естественно, думать о будущем, это совершенно правильные вещи.

И многие выступления подчёркивали, много сделано. То есть, проблем, конечно, предостаточно, мы прекрасно это видим. Но надо говорить объективно, надо, я считаю, говорить правду о том, что мы тоже видим, что мы на правильном пути. Мы делаем шаг за шагом: и увеличение бюджета, и строительство производственных предприятий, переработка. У нас урожайность выросла почти в два раза.

И когда Павел Николаевич (Грудинин) говорит, что у нас села нет, что мы живём другим измерением… Послушаешь вас, Павел Николаевич, — жить не хочется. Это что, пять лет мы прожили зря, мы, селяне, крестьяне? Ничего себе. Почти в два раза увеличили урожайность. Мы по мясу свинины, мы даже представить не могли себе, что мы можем завозить… американцев послать, не привозите окорочка Буша. Вы вспомните, семь лет назад, я сам сидел в Думе. Это было, как здравствуйте, это было, думали, навсегда это будет. Это на наших глазах нашими руками сделали целую революцию в умах, в производстве.

Посмотрите наши новые комплексы, новые предприятия, слушайте, они уже не уступают европейским, потому что они новые совершенно. Это лучшие предприятия. Холдинги — не холдинги, какая разница. Там работают люди, получают зарплату, платят налоги и так далее. Куда налоги платят? Американцам что ли?

Наша позиция: и за крупные, и за средние, и за мелкие. Я десять минут в своём выступлении посвятил фермерским хозяйствам, это тоже наше будущее. И структура экономики будущего села – это 60 процентов примерно крупные и средние хозяйства и 40 процентов – мелкие и средние фермерские хозяйства. Это, так сказать, на мой взгляд, то, что будет прибавлять и кормить нашу страну, и то, что уже мы видим, пожинаем плоды и так далее.

Мы можем ругать Москву, можем ругать что угодно. Мне тоже может что-то не нравиться, но, если говорить объективно, Павел Николаевич, дорогой мой, ты живёшь в пределах МКАДа, я прекрасно понимаю ваш бюджет, вашу структуру экономики. За счёт клубнички что ли вы строите всё это? Не у каждого, далеко не у каждого есть это, а так критиковать с трибуны, обливать всех грязью, я считаю, это неприлично. Вы не уважаете всех тех, кто приехал к вам, тружеников, и миллион людей, работающих в Сибири, на Дальнем Востоке, на Урале и так далее.

Дальше. По Белоруссии. Ну конечно, есть, существует проблема, и вы видите, насколько мы активно противостоим этому. Данкверту уголовное дело завели, вы забыли об этом? Почему? Потому что мы очень серьёзно подходим к каждому предприятию и многие предприятия закрываем, и в том числе поддерживаем цену внутри нашей страны на молоко для того, чтобы у бизнеса был интерес к молочным комплексам, к молоку для того, чтобы они, естественно, приходили и, естественно, задавали эту огромную промышленную базу производства молока. И понятно, мы не собираемся сворачивать с этого пути.

Что касается других реплик и выступлений. Уважаемый Геннадий Андреевич (Зюганов), хорошая идея, давайте снимем с рынка лишние 10 миллионов тонн зерна, и, естественно, цена как-то отреагирует, поднимется немножко и так далее. Ну я посчитал. … тоже всё просчитывали. 10 миллионов тонн зерна купить с рынка – это стоит порядка 60 миллиардов рублей. Чтобы год хранить 10 миллионов тонн зерна стоит еще 25 миллиардов рублей. Мы что, откуда снимем, с села снимем, с устойчивого развития или с инвестпроектов, или с коротких кредитов и так далее? Ну, наверное, это невозможно в рамках сегодняшних возможностей нашего бюджета и так далее.

Что касается (школьного) «стакана молока». Ну, этот проект будет стоить, мы тоже посчитали, 25 миллиардов рублей. Ну, найдите деньги, давайте вместе поищем, я не возражаю, я за то, чтобы каждый день наш ребёнок в школе и детском садике пил этот стакан молока. Но есть всего, так сказать, наверное, цена вопроса. Поэтому лёгких решений, безусловно, не бывает.

Что касается земли. За пять лет, я хочу привести пример, мы 10 миллионов гектар земли вовлекли в севооборот. То есть мы их распахали, деревья вырубили, что угодно, кусты и так далее. Но и каждый год 600 тысяч, больше полумиллиона гектар земли мы вовлекаем в севооборот. То есть нашими трудами, нашими программными поддержками и так далее. По-моему, это неплохо. За 10 лет мы 10 миллионов га активной земли можем вовлечь (в оборот).

Всё остальное, ну зачем говорить об оврагах, о каких-то … совершенно, так сказать, глубоких и так далее. Мы что, на них будем тратить миллиарды? Ради чего? Куда потом это зерно девать? Другой вопрос начинает возникать.

Что касается вот данной темы – устойчивое развитие села. Спасибо за выступления, за подсказки, за конструктивные, так сказать, предложения. Я хочу сказать следующее. Вот регионы, это статистика, у них запрос 47 миллиардов рублей на поддержку этой программы. У нас 15 миллиардов. То есть 30 миллиардов дефицит. Ну, давайте все вместе в течение трёх лет выделять на эту программу плюсом порядка 7-8 миллиардов каждый год, и мы, в общем-то, серьёзно продвинемся вперёд. Плюс это будут региональные деньги, субъектовые, плюс бизнес, а это примерно на эту программу мы будем аккумулировать порядка 100 миллиардов. Но, мне кажется, это серьёзный будет рывок, и мы решим многие проблемы.

Что касается продовольствия, коллеги, я вас уверяю, я могу, так сказать, расписаться где угодно, и жизнь покажет, конечно, кто прав, кто виноват. Но через пять лет наша страна полностью себя обеспечит продуктами питания собственного производства кроме бананов, цитрусов и всякой еще ерунды, которые мы будем покупать, ну ничего страшного, из-за границы. Мы на правильном пути и мы победим. (Аплодисменты.)

После этого председатель ГД В. Володин заметил:

– Уважаемые коллеги, у нас с вами начинается настоящая дискуссия. Нам важно, чтобы прозвучали предложения. По итогам парламентских слушаний будут приниматься рекомендации. И давайте еще обязательно обсудим и, может быть, тоже отразим в рекомендациях – это развитие ключевых институтов, которые сегодня работают в области сельского хозяйства — это Россельхозбанк, это Росагролизинг. Потому что нам важно, чтобы они реальную оказывали поддержку сельхозпроизводителям.

(Окончание парламентских слушаний в Госдуме следует).

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий