11.01.2018 Разрушительный Золинград. Кто и как убивает Тимирязевскую академию

 

В марте 2016 года организованная правительственная комиссия (или группировка) во главе с любителем собак породы корги и по совместительству вице-премьером Игорем Шуваловым (и ещё 13 чиновниками-«апостолами») постановила изъять у Тимирязевской сельхозакадемии (РГАУ-МСХА) более 100 га московской земли, отдав их под застройку. Под бульдозер должны были уйти: легендарный Мичуринский сад, Полевая опытная станция со 100-летним «длительным опытом» мирового значения, Центр точного земледелия, Селекционная станция им. Лисицына. Взамен посулили 7 млрд рублей на развитие, земли на пустоши и несколько квартир преподавателям.

 СКАЗАТЬ, что разразился скандал, – ничего не сказать (см. «АН» «Товарищ Медведев, вас цинично унижают!» №14 от 14.04.2016). В день выхода того материала на прямой линии с народом президент Владимир Путин призвал оставить Тимирязевку в покое. Оговорив, правда, что «эти земли должны использоваться эффективно».

Те же члены комиссии после высочайшего окрика, не моргнув глазом, подписали отступную от земли академии. Все вздохнули с облегчением. Но ровно год назад – 27 декабря 2016-го – на пост и.о. ректора непокорного вуза была назначена давняя сподвижница сельского министра Александра Ткачёва филолог по образованию Галина Золина. И «живые позавидовали мёртвым»… 

Мещанка во дворянстве

У подавляющего большинства ректоров ведущих российских вузов научная репутация непоколебима. Они известны своими работами не только в нашей стране, но и в мире. Галина Дмитриевна Золина, которую министр назначил на пост и.о. начальника ведущего в России сельскохозяйственного учебного заведения, к таковым не относится. Сложно даже сказать, кто она по образованию. По первой специальности – учитель. Затем заочно закончила пединститут. Кандидатскую диссертацию защищала по журналистике: «Формирование положительного образа Краснодарского края в СМИ». По данным систем «Диссернет» и «Антиплагиат», оригинальности в этой работе было, мягко говоря, немного.

Но это не помешало попробовать покорить новую научную вершину – защитить докторскую диссертацию. Однако консерваторы из учёного совета Воронежского госуниверситета этот благой порыв не оценили и накатали чёрных шаров «научной работе» Золиной под эпическим названием: «Универсум массовой информации социальной общности: идентично-имиджевый дискурс». И вот уже год этот самый «дискурс» руководит работой крупнейшего сельхозвуза страны, работой академиков и членов-корреспондентов РАН, настоящих докторов и кандидатов наук. Итоги этого правления подвёл один из собеседников «АН» в Тимирязевке: «Десять казней египетских. И реки крови, и жабы, и пёсьи мухи, и саранча, и казнь – увольнение первенцев, выпускников академии».

Причём увольняют тех, кто активно выступал против застройки тимирязевских земель. С начала ректорства Золиной уже уволено несколько десятков преподавателей и сотрудников. В основном выпускников академии, которым небезразлична судьба альма-матер. Причём не просто уволены, а выгнаны по-иезуитски. Дело в том, что сотрудники всех вузов страны получают твёрдый оклад и различные стимулирующие надбавки. Первый колеблется от 12 до 19 тыс. рублей. Вторым «окладом» прожиточный минимум преподавателей подтягивают до уровня физического выживания. Но его можно лишиться за малейшее неповиновение ректору или иному начальству. Как рассказали сотрудники Тимирязевки, именно так в их «сельхозвышке» с приходом Золиной стало принято расправляться с неугодными.

– Лишают стимулирующих надбавок. Выжить на голый оклад невозможно, тем более в Москве. И приходится писать заявление по собственному желанию, – пояснил «АН» эту незамысловатую схему бывший руководитель Селекционной станции им. П.И. Лисицына и Полевой опытной станции кандидат сельхознаук Егор Березовский.

Преподаватели академии рассказали «АН» такую историю. Одному сотруднику (имя редакции известно), на место которого хотели поставить «классово близкого» человека, под надуманным предлогом сняли эти надбавки. Он пришёл разбираться к и.о. ректора, которая ему ответила, мол, и этих денег вам много. Тогда он кинул 18 тысяч на стол со словами: «Подавитесь!..» Тут же вбежали в сановный кабинет ретивые помощники-юристы и стали угрожать: мол, либо оформляем вам дачу взятки, либо пишете по собственному. Мужику пришлось написать заявление.

Хотя врут, наверное, злые академические языки. Ну что такое 18 «деревянных штук» для Золиной, которая в 2016 году, не проработав и полгода в Минсельхозе на посту директора департамента научно-технологической политики и образования, официально задекларировала 22 483 596 рублей 21 копейку?! Тьфу, копейки это, злопыхатели… 

У кого в кармане мани?

Деньги – вообще-то тема скользкая и специфическая. «У кого-то щи пожиже, у кого-то алмазы помельче» – всё зависит от точки зрения. Кристальной честностью РГАУ-МСХА имени великого Тимирязева в последние годы не блистала. Есть ли в этом вина часто меняющихся ректоров? Безусловно. Хотя скорее – беда. Ведь именно правительство страны в лице незабвенного Егора Гайдара более четверти века назад провозгласило курс на всеобщую самоокупаемость государственных институтов. В том числе образования, науки, здравоохранения и т.д. «Прибыль – превыше всего» – лозунг и нынешних руководителей. Но даже на фоне «эффективных менеджеров» деяния уважаемой Галины Дмитриевны Золиной выглядят впечатляюще.

Например, самым серьёзным арендатором помещений в академии долгие годы был близкий по духу Россельхозбанк. Кроме ежемесячной арендной платы в 2, 5 млн рублей и оплаты коммунальных расходов (примерно 300 тыс. в месяц) были ещё программы студенческих стипендий, организации практик и трудоустройства и другие благие дела. Банк был изгнан в течение нескольких дней. Когда в ректорате схватились за голову и попросили банкиров вернуться, то были посланы по известному адресу.

Зато, говорят, было истрачено больше двух миллионов рублей на разработку нового сайта (большинство контента на котором до сих пор не заполнено), десятки миллионов на выпускной вечер, праздник посвящения в студенты, широко отмечаемый 152-й юбилей с дискотекой и флешмобом и так далее и тому подобное. Об импортном явлении «флешмоб» (причём рядом с православными новостями) так с огоньком написала пресс-служба: «Студенты с помощью стихии танца и энергии, подчинённые движениям своих сердец, выразили безграничную любовь к легендарной Тимирязевке».

Кстати, возглавляющая её Надежда Кравченко, по некоторым данным, была деканом журфака Кубанского госуниверситета и научным руководителем Галины Золиной. Наверное, именно поэтому в каждой заметке звучит неприкрытая материнская любовь. Очень напоминает сегодняшние новости на госканалах: «И это всё о нём. И немного о погоде». Кстати, будет очень интересно посмотреть декларацию не только и.о. ректора, но и других начальников Тимирязевки за 2017 год.

На фоне столь грандиозных затрат «на фасад» на традиционный ремонт общежитий к 1 сентября денег не хватило. Разве только на пару туалетов и одну столовую.

В общем, над целесообразностью расходов скромных финансовых ресурсов академии, когда вместо ремонта перекрытий и труб всего лишь красится фасад, есть смысл поработать сотрудникам правоохранительных органов. Ведь учебные заведения, а тем более ведущие университеты страны призваны давать знания, а не организовывать флешмобы и дискотеки, тратя на это миллионы рублей. 

Наука? Пошла вон! 

Да и на научную профильную деятельность выделяется всё меньше. Точнее, она становится не нужна, как и научные кадры. Уволен научный руководитель Центра точного земледелия Полевой опытной станции Егор Березовский, с 1 января прекращает свою деятельность в качестве руководителя Центра молекулярной биотехнологии Тимирязевской академии член-корреспондент РАН, доктор наук, профессор Геннадий Карлов. Три подлых выговора схватил и попал в больницу один из самых яростных защитников Тимирязевки декан ведущего факультета агрономии и биотехнологии доктор наук, профессор Александр Соловьёв и так далее.

«С марта 2016 года коллектив университета и студенты наблюдают массовые увольнения по «собственному желанию», уже расторгнуты более 150 трудовых договоров. А ведь многие проработали в университете более 20 лет и делали свою работу добросовестно, качественно и от души.[end_short_text] Новое руководство в лице врио Г.Д. Золиной продолжает освобождать от должностей кадровых работников (как она сама говорит – «делает зачистку»), для которых Тимирязевка была родным домом. При этом используются любые методы: и психологическое давление, и публичные оскорбления, дисциплинарные взыскания, и лишение доплат с выплатой только голых окладов 7800–18 500 руб., установление приказом издевательских стимулирующих выплат в размере 100 рублей. Профсоюзом университета зафиксировано ухудшение условий труда работников, в т.ч. по выплате заработной платы, и, как следствие, общее уменьшение дохода людей на 60–80%», – говорится в письме на имя спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко инициативной группы преподавателей академии.

Опрошенные «АН» преподаватели считают, что нынешнее руководство вуза сводит личные счёты с теми, кто сорвал весной 2016 года многомиллиардную сделку по застройке 100 га академических земель и вынул неплохой куш изо рта «жирных котов». Попросту говоря – мстит тем, кто смог «нагнуть» всю вертикаль власти. Однако факты говорят о другом.

Как стало известно «АН», во время поднявшегося скандала 2016 года состоялся долгий и тяжёлый разговор вице-премьера Игоря Шувалова с главой Минсельхоза Александром Ткачёвым. О чём говорили два государственных мужа, точно, разумеется, неизвестно, но именно в этот момент в Минсельхоз неожиданно врывается давняя подруга Ткачёва по Краснодарскому краю Галина Золина, возглавив серьёзный департамент научно-технологической политики и образования. Уже тогда злые министерские языки утверждали, что этот пост для неё служит трамплином на пост ректора академии.

– В частных разговорах она и не скрывала, что Александр Николаевич (министр Ткачёв) пригласил её в министерство с дальним прицелом. Вероятно, с основной целью внести полный разлад в коллектив академии, уволить или дискредитировать вожаков протеста, чтобы в случае повторной попытки отобрать землю круги от этого решения не расходились по воде, – говорит источник в Минсельхозе.

По его словам, от кощунственной мысли всё-таки не просто «прихватизировать» 100 га, но и полностью вывести (не сразу, конечно, а постепенно) никто не отказывается. Например, в Тверь. Тогда даже аббревиатуру ТСХА не придётся менять. Просто расшифровываться она будет по-другому – Тверская сельскохозяйственная академия.

– Такая возможность не исключена, с наскока не получилось, могут попробовать «не мытьём, так катаньем». Сейчас эта земля предназначена для учебно-научных целей. Стоит только доказать, что наукой на ней не занимаются, – и все формальности будут соблюдены, – размышляет Егор Березовский.

И доказывает это на примере своего подразделения.

– Всё началось ещё до того известного решения правительственной комиссии. В 2008 году на базе Полевой опытной станции был создан Центр точного земледелия. В него было закуплено самое современное оборудование со всего мира: автопилоты, сенсоры, сканеры, системы для работы с ГЛОНАСС. Каждый год Минсельхоз нам давал темы и для центра, и для Полевой опытной станции. Под эти темы выделялись гранты. Однако на 2016 год грантов по тематике Центра точного земледелия не получили. Мне прямым текстом сказали, что научные темы не актуальны. Соответственно, денег нет. И «случайно» через несколько месяцев пошла тема, связанная с застройкой нашей земли. Становится понятно, что это сознательная политика: нет финансирования, значит, нет и научной работы, земли простаивают, используются не по назначению. А раз из «учебно-научных целей» фактически ликвидируется одна составляющая, гектары можно изымать совершенно законно, – считает Березовский.

На прошедший год грантов тоже не дали. Хотя среди них были не просто актуальные – жизненно необходимые для нашей страны. Например, по селекции и семеноводству новых сортов пшеницы с высокой потенциальной урожайностью выше 100 центнеров и с гектара с высочайшими хлебопекарными свойствами. По новым сортам семенного картофеля, зависимость от импорта которого оценивается экспертами в 80%!

Из-за отсутствия финансирования на станциях осталась фактически одна научная ставка. И это на 40 га земли! После увольнения Егора Березовского за селекцию и семеноводство стал отвечать человек с инженерным образованием без учёной степени. Занавес… 

Ищи, кому выгодно

Центр молекулярной биотехнологии, который возглавляет член-корреспондент РАН, профессор Геннадий Карлов, самый «грантоприносящий» в Тимирязевке. Есть деньги и от Российского научного фонда (больше 17 млн рублей!), от Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), президентских программ по поддержке молодых учёных. Практически во всех грантах записано, что их выделение жёстко связано с именем учёного, под которого они выдаются. Так что после ухода Карлова и его коллег, Галина Золина как и.о. ректора потеряет деньги. Но это не самое страшное. Академия потеряет научные школы, кадры, темы, восстановить которые будет невозможно.

Без крыши над головой биотехнологии «гнезда Карлова» не останутся точно. Слишком актуальна научная тематика, над которой они работают. Как не остался без работы и автор нового озимого сорта тритикале (кормовой культуры для животноводства) «Тимирязевская-150», который попал в реестр селекционных достижений страны, – Егор Березовский. В своём ЛПХ он работает над новыми сортами картофеля. И параллельно возглавляет направление точного земледелия в крупной западной компании, внедряющей свои разработки на территории нашей страны.

У профессора Александра Соловьёва – мировое научное имя. Ему всегда найдётся место в западных селекционных центрах, растущих как поганые грибы на нашей земле.

Между тем зависимость сельского хозяйства России от западных технологий и селекции, от семенного материала становится угрозой национальной безопасности. Стоит только перекрыть краник поставок семян по той же сахарной свёкле (90–100% импорта), картофелю (80%), подсолнечнику (более 50%), кукурузе или другим культурам – и все бравурные отчёты Минсельхоза можно выкидывать в топку. Не будет своей селекции, своих семян – не будет у страны и урожая.

Иногда возникает крамольная мысль: а может, это и есть главная цель «патриотов» «золиных», «ткачёвых», «шуваловых» – имя им легион – вопреки воле президента Владимира Путина вогнать Россию в полную зависимость от условного Запада? А земля Тимирязевки, бонусы от её застройки – лишь вид скромной благодарности транснациональных селекционных корпораций?

И тогда уже это не миллионы рублей, выкинутые на флешмобы и пляски на костях Тимирязевской академии. Это уже компетенция Федеральной службы безопасности. Это, так сказать, измена Родине со всеми вытекающими… 

АРГУМЕНТ ПРОФЕССОРА КАРЛОВА

– В Центре молекулярной биотехнологии проводятся как фундаментальные работы, так и прикладные исследования. Например, изучение геномов дикорастущих сородичей пшеницы, которые используются для повышения её устойчивости к болезням. Работаем также над созданием маркеров для ускорения селекционного процесса.

Если мы – российские учёные – не будем заниматься отечественной селекционной работой, навёрстывать упущенное, вырываться вперёд, то даже в тех немногих областях, где остались какие-то успешные сорта и гибриды, будем отставать навсегда. И все громкие заявления, что мы хотим заниматься импортозамещением, созданием отечественных конкурентоспособных семян, наших новых сортов, останутся только разговорами. А зарубежные компании с удовольствием придут на наш рынок, станут монополистами семян даже по той же пшенице, урожаем которой мы так любим хвалиться. Так что хватит ругать Госдеп, тут своих «госдеповцев» внутри хватает… 

АРГУМЕНТ ПРОФЕССОРА СОЛОВЬЁВА 

– Сейчас очень удобно говорить, что агрохолдинги дают шикарный урожай, который каждый год растёт. Но мы, учёные, понимаем, что латифундисты просто снимают сливки, не вкладывая деньги ни в развитие сельских территорий, ни в восстановление плодородного слоя почвы. Они временщики, как китайцы, оставляют после себя выжженную землю.

 Только диверсией против отечественной селекции можно назвать то, что Минсельхоз и бывший РАСХН допустили уничтожение селекционных институтов. И если по зерновым мы пока идём на своих семенах, то по многим другим сельхозкультурам иногда импорт достигает 80–100%. Даже наша озимая пшеница пока держится только за счёт того, что импортные семена не районированы для нашего региона. Но на нашей земле уже активно создают селекционные центры западные компании: в Липецкой области, в Ставропольском крае…

В один непрекрасный день, если вдруг введут санкции на семена, эти ребята станут монополистами. И смогут остановить всё российское сельское хозяйство буквально за один сезон. Это очень больная тема, но по понятным причинам внимание к ней власть старается не привлекать.

  

"Аргументы недели" - http://argumenti.ru/society/2018/01/560346?typelink=openlink

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий