5.04.2018 Сельские территории – предсказуемая стагнация.

3 апреля в рамках 6-го Московского экономического форума состоялась Международная научно-практическая конференция «Будущее сельских территорий России в контексте развития аграрного мира». Модераторами выступили издатель портала «Крестьянские ведомости» кандидат экономических наук Игорь Абакумов и научный руководитель ФНЦ ВНИИ экономики сельского хозяйства академик Иван Ушачев.

Бедность в стране имеет деревенское лицо

«Бежевый» зал РАН был переполнен. Собрались известные ученые, эксперты, производители, представитель посольства Королевства Дании в РФ.

Игорь Абакумов, съевший не одну собаку на этой злополучной теме, призвал собравшихся «раскусить» такие актуальные вопросы села: парадигма развития с/территорий и будущее аграрной сферы, верна ли практика приоритета поддержки агрохолдингов и факты ограничений латифундий в мире, развитие социально-инженерной инфраструктуры, проблемы занятости, демографическая ситуация, практика развития кооперативной экономики в сельском хозяйстве Дании…

Академик Иван Ушачев не стал перечислять известные успехи АПК

– Мы против эйфории, – обратился он к собравшимся. – Ведь аграрии теряют маржу. В целом в 2017 году по сравнению с 2016 цены сельхозпроизводителей снизились на 2,3 процента по стране, в то время как цены на промышленную продукцию выросли на 7,6 процента. Только по трём культурам мы потеряли 120 миллиардов рублей. Это практически половина поддержки, которая составляет 242 миллиарда. Считаем, что для снижения ценовых колебаний и повышения устойчивости доходов сельхозтоваропроизводителей целесообразно введение механизма гарантированных минимальных цен на отдельные виды сельхозпродукции.

Сегодня сохраняется серьезный дисбаланс в территориальном распределении и концентрации объемов господдержки. По итогам последних нескольких лет около 65 процентов средств господдержки аккумулируются в Центральном и Приволжском федеральных округах. Такая диспропорция приводит к существенной социально-экономической дифференциации регионов, к формированию целой группы депрессивных территорий.

Бедность в стране имеет деревенское лицо, 21,9% сельского населения живет за чертой бедности. Это на 11,7% больше, чем в городе и вдвое больше по стране. Демография не радует. Социально-инженерная инфраструктура волнует, а также роль агрохолдингов.

Между тем, в условиях перехода в 2018 году госпрограммы на проектное управление, статус нашей главной Федеральной целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий» понижен до подпрограммы, а сама проблема развития сельских территорий даже не включена в основные цели, это, вообще, непонятно.

Прошу вносить предложения, а не философствовать, чтобы направить предложения в законодательные и исполнительные органы, министерства и ведомства.

А. Петриков: нужна госпрограмма развития российской деревни

Как всегда, с обстоятельным анализом выступил врио руководителя ВИАПИ имени А.А. Никонова академик Александр Петриков. Он отметил новые черты сельского кризиса: стягивание населения в города и пригородные районы, концентрация бедности в сельской глубинке; утрата сельскохозяйственными организациями роли центров сельского развития; ухудшение условий для развития экономической активности и предпринимательства, включая резкое ограничение доступа к земле; более низкий, чем в городе, уровень рождаемости.

Численность крупных личных подсобных хозяйств (по данным Всероссийских сельскохозяйственных переписей 2006 г. и 2016 г.), тысяч единиц: ЛПХ, имеющие общую земельную площадь свыше 20 га, в 2006 году – 40,9, в 2016 году – 86,3; КРС свыше 10 голов в 2006 году – 61,1, в 2016 году – 117,3.

Черты современной модели сельского развития: ориентация на сельскохозяйственные предприятия как на село-образующие центры; слабое развитие несельскохозяйственных отраслей; ставка на крупный бизнес в развитии сельского хозяйства; монополизация рыночных связей между городом и селом; неразвитость местного самоуправления; дефицит сельских муниципальных бюджетов; отсутствие специализированной сельской финансовой системы; недостаточная координация развития сельских территорий и малых городов.

Петриков отметил перспективную модель сельского развития: полицентричность сельского развития; стимулирование несельскохозяйственной занятости; приоритетное развитие малого и среднего бизнеса в сельском хозяйстве; формирование системы сельской кооперации; реформа сельского самоуправления; создание специализированной сельской финансовой системы, развитие сельской кредитной кооперации; интеграция развития сельских территорий и малых городов.

Неотложные меры в области с/развития: трансформация Госпрограммы развития сельского хозяйства в Госпрограмму  развития российской деревни; ограничение размеров государственной поддержки в расчете на одного сельхозтоваропроизводителя; организация при Минсельхозе России Агентства и Фонда сельского развития; предоставление малым и средним сельхозорганизациям и фермерам  льготных инвестиционных кредитов для несельскохозяйственной деятельности; дополнительные меры поддержки сельскохозяйственной кооперации.

Н. Шагайда: власть отдаляется от народа

Директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при Президенте РФ Наталья Шагайда сообщила, что число сельских муниципалитетов сокращается на 2% ежегодно, власть отдаляется от народа. Село перестает быть местностью, где проживают аграрии, там живут люди, которые занимаются другой деятельностью. Свыше 50% хозяйств не получают господдержки или она незначительна, налоги не поступают в сельскую местность, земля не разграничена и не находится в муниципальной собственности.

2016 год: бюджеты сельских поселений сформированы за счет дотаций (от 30 до 97%).

Налоговые поступления в сельские муниципалитеты: НДФЛ работающих на территории — 2%; НДФЛ работающих в другом месте —  0; налог на прибыль «Пятерочки» — 0; ЕСХН — 30%; земельный налог с межселенной территории – 0.

Люди платят налоги в другие бюджеты. Земля: не разграничено 90% земли поселений и сельхозназначения. Недра с общераспространенными ископаемыми: доходы не попадают в бюджет. «Колхозные» леса – ушли…

Принципы изменений. Каждый муниципалитет имеет право на развитие: обязать муниципалитеты разрабатывать стратегию развития территории; признать муниципалитеты главным звеном реализации стратегии и программ устойчивого развития сельской территории; включить СМ в число распорядителей бюджетных средств Госпрограммы по поддержке СМП; наделить правом управления сельской экономикой.

Ресурсы: передать «колхозные» леса; разграничить и передать землю (и недра); привлекать деньги через сберкассы/, создать их, изменить систему налогообложения

М.Митянина: все гладко в Датском королевстве

 Зарубежным опытом развития кооперации на селе поделилась атташе Посольства Королевства Дания в Российской Федерации по вопросам продовольствия, сельского хозяйства и рыбоводства Марина Митянина. Она информировала, что в Дании 100% мясной и молочной продукции продается через сельскохозяйственные кооперативы. Фермеры получают прибыль после продажи готового товара, а не сырья для его изготовления. В этой стране за всю историю не было зарегистрировано ни одного банкротства кооператива. Митянина уточнила, что принцип кооперации в Дании – один фермер – один голос. Они являются полноправными участниками объединения.

Сильнее всего кооперативное движение развито в двух наиболее экспортно-ориентированных секторах АПК: производстве свинины и молочной продукции, где почти 100% производства приходится на кооперативы (2 молочных и 5 по убою свиней. В производстве говядины на кооперативы приходится 2/3 выпуска продукции. Кооперативы имеют сильные позиции также в семеноводстве и пушной промышленности. В закупочной сфере (корма, удобрения, средства защиты растений) на кооперативы приходится примерно 50% рынка.

Кооперативы слабо представлены в обеспечении фермеров сельхозтехникой и строительстве сельхозобъектов. Кооперативное фермерство практически не распространено в Дании. Каждый фермер управляет своим собственным хозяйством самостоятельно. Нет специального законодательства о кооперативах. Нет специализированного министерства/ведомства.

Сельское хозяйство Дании в цифрах. Население Дании составляет 5,7 млн человек, при этом сельское хозяйство способно накормить 15 млн человек. Общая площадь возделываемых земель: 2,6 млн га (61% всей территории Дании). Количество ферм: 36,6 тыс. Средний размер хозяйства: 71,9 га. Более 20% ферм превышают 100 га. В сельском хозяйстве Дании занято 190 тыс. человек. В отраслевую ассоциацию, Совет Дании по сельскому хозяйству и продовольствию (Landbrug & Fødevarer), входят около 300 компаний и 30 тыс. фермеров. Крупнейшие пищевые предприятия в Дании принадлежат фермерским кооперативам. Экспорт продовольствия из Дании оценивается в 24 млрд долл. в год, что составляет 24% всего датского экспорта.

О. Башмачникова: доступность заемных средств для МФХ на низком уровне

Вице-президент АККОР, председатель Аграрной партии России Ольга Башмачникова отметила: сегодня идут как глобальные процессы – ускоренными темпами миграция из села в город, так и точечные — переселение из города в село, в том числе молодых семей (о чем мы можем судить по результатам реализации программы грантовой поддержки начинающих фермеров). Также изменяется структура хозяйств — субъекты хозяйствования переходят из одной категории в другую.

«Мы уверены, чем больше будет движения в сторону развития предпринимательства, тем больше будет создаваться рабочих мест, благоприятных условий для жителей села, имеющих личное подсобное хозяйство, которым нужна дополнительная занятость на постоянной или временной основе, дабы сохранять мотивацию жизни в сельской местности», – сообщила она.

Башмачникова подчеркнула: для ведения предпринимательской деятельности следует, в частности, предусмотреть выделение малых форм хозяйствования из единой субсидии. Грантовые программы очень востребованы на селе, увеличение средств, выделяемых на программы поддержки начинающих фермеров, семейных животноводческих ферм и кооперации стимулирует молодежь, в том числе из городов, работать в сельской местности.

Имеет смысл несвязанную поддержку перераспределить на сегмент малых фермерских хозяйств, так как они фактически не имеют доступа к кредитным ресурсам. Необходимо стимулировать развитие сельскохозяйственной кооперации и интеграции, создать в регионах страны серьезную базу консультирования.

Говоря о финансовой устойчивости хозяйств, обеспечении кредитными ресурсами, вице-президент отметила, что по-прежнему доступность заемных средств для МФХ остается на низком уровне. По данным Всероссийской сельхозпереписи 2016 года, 10% фермеров получают кредиты. По программе льготного кредитования в 2017 году было заключено 3020 договоров с МФХ. Если брать МФХ с учетом микропредприятий – это немногим более 1%. Для активизации потенциала малых и средних хозяйств нужны механизмы стимулирования и поддержки, запускающие повышение устойчивости и доходности.

Александр Никулин, директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте РФ и другие эксперты первоочередными мерами по развитию российского села считают разработку стратегии развития для каждого муниципального образования, изменение системы налогообложения, когда большая часть отчислений сельских тружеников остаются в местных бюджетах, развитие кооперации, транспортной и социальной инфраструктуры.

Также, по мнению участников, необходимо, чтобы кооперация не насаждалась сверху и не представляла вертикальную структуру, которая не принадлежит фермерам. При распределении субсидий на поддержку АПК было предложено делать упор не на агрохолдинги, а на малые и средние хозяйства. Необходимо принципиально изменить отношение к муниципальным образованиям, сделав их главным звеном реализации стратегии и программ устойчивого развития села, считают эксперты.

Интервью «Крестьянским ведомостям»

Председатель колхоза «Маяк» Калужской области Валерий Еремеев высоко оценил работу конференции по сельским территориям. Он и сам не сдержался, рассказал об опыте хозяйства, болевых точках.

А вот как производственник отозвался в целом о Московском экономическом форуме:

– Почувствовал глубину исследований, но хотелось бы, чтобы проблемы не только обозначались, но и предлагались конкретные пути их решения.

– Борис Титов, например, предложил создать штаб по реформе экономики.

– Это по-маяковски, давайте соберем еще одно заседание, чтобы ликвидировать все оставшиеся заседания. Не верится, что будет создан штаб и последуют какие-то решения.

– Как идут дела у вашего колхоза?

– Неплохо, производим молоко, мясо, овощи. Последние 7-8 лет работаем на собственных средствах, не надеемся на заемные. С нацпроектами, которые были в прошлом, попали в такую долговую яму – задолженность перед банком 140 млн рублей.

– И долго будете расплачиваться?

– Совместно с банком провели ряд судебных заседаний, принято решение о рассрочке возврата денег на 10 лет. Порядка 10% от реализации мы будем возвращать каждый год.

– О льготных кредитах много шумят. Не привлекает?

 

– Давайте не будем говорить о сказках, а о реалиях подумаем. Сегодня государством принимаются очень мощные меры по созданию монополий по производству сельхозпродукции. Возьмем Мираторг, который дотируется государством. Я бы согласился, если бы он за счет данных средств возвращал в сельхозоборот заброшенные земли, но идет скупка действующих предприятий.

Мое предприятие относится к среднему – у нас реализуется более 100 млн рублей продукции. Но меня поразили слова президента ВТБ: зачем финансировать мелкий и средний бизнес, когда он никому не нужен.

– Что предлагаете?
– Решить три «Д». Первое «Д» – децентрализация системы управления, в первую очередь, налогообложения. Наши муниципальные образования (МО) должны быть не де-юре, а де-факто реализующими свою власть на местах. Второе «Д» – демонополизация. Любое предприятие на территории МО должно быть зарегистрировано в МО и оплачивать налоги на месте (пусть даже входит в крупную структуру). Третье «Д» – деурбанизация. Города распухли, надо больше строить на селе – собственных ресурсов полно: лес и др. материалы.

 

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Автор: KVEDOMOSTI.RU

БАНЕРЫ

Галерея фотографий