26.06.2018 Владимир Кашин: пробить «глухую стену» непонимания властными структурами проблем села.

Как уже сообщали «Крестьянские ведомости», на днях в аграрном комитете Госдумы состоялись парламентские слушания на тему: «Законодательные аспекты развития материально-технической базы сельского хозяйства». На них с подробным анализом состояния дел выступил председатель комитета Владимир Кашин. Сегодня, основываясь на стенограмме, мы публикуем полную версию его доклада, а также Рекомендации слушаний.

Парламентские слушания прошли в малом зале ГД и собрали весь цвет АПК из регионов РФ. Тема злободневная. Владимир Кашин не обходил острые углы и внес конкретные предложения по обновлению сельхозмашиностроения, возрождению села:

— Мы не первый раз проводим в этом и в других больших залах слушания, связанные с развитием АПК нашего села. Мы не устанем проводить наши мероприятия, пока не пробьём ту пока «глухую стену», то непонимание со стороны властных структур и некоторых других структур, которые делают всё для того, чтобы село не развивалось, а динамичные процессы, которые происходили в последнее время, всячески придавить, притушить, надеясь, наверное, на чудо.

Ну, вот чудо было в прошлом году, получили серьёзные урожаи, но от этих урожаев понесли убытки в итоге, а многие поля и не убрали. Почему это происходит? Есть комплекс причин, и мы их все постараемся осветить.

Первая причина — это слабая техническая и материальная вооружённость нашего агропромышленного комплекса. Если посмотреть внимательно и сравнить оснащённость растениеводства и животноводческих ферм, допустим, с 1990 годом или с другими странами, то мы увидим разительную картину – разрушение во всем, что касается технической вооружённости АПК.

Сегодня на 1000 гектар у нас приходится три трактора, в Германии – 64. Два комбайна на 1000 гектар. Нагрузка по тракторам почти в четыре раза выше научно обоснованной нормы, на комбайны тоже в разы. И если посмотреть другую почвообрабатывающую технику, то к 90-му году провалы от 9 до 15 процентов по всему комплексу, от сеялок, плугов, культиваторов, включая разбрасыватели минеральных удобрений и так далее. Вот это всё не дает нам возможности обрабатывать даже те 80 миллионов гектар, вместо 117 миллионов.

Мы сегодня вместо того, чтобы за 8-10 дней проводить посевную кампанию, сеем месяцами. Вот Московская область, здесь у нас председатель аграрного комитета, всегда была лидером во всех делах. Но на 7 июня, хотя у нас оптимальные сроки сева с 27 апреля и до 20 мая, 84 процента посеяно было. Потому что это разрушение и разорение коснулось даже регионов-лидеров.

Не полагаться на авось

Поэтому мы сегодня ставим вопрос: как можно работать России в решении продовольственной проблемы, если мы надеемся на случай, на авось, чтобы вот по часам по нашим, как говорится, желаниям, были погодные условия, месяцами была хорошая погода при уборке. А вот в том году был определен срок, а потом дожди. 1,5 миллиона подсолнечника не убрано. Кукурузу весной некоторые убирали, говорят: «А ничего, еще куры ее клюют». Но разве так можно относиться к родной земле?

Поэтому те 11 тысяч тракторов, которые мы в год приобретаем и 6 тысяч комбайнов, они не решают проблему. Они не решают проблему с тем, что у нас сегодня под 60 процентов износ тракторов, а их всего у нас 216 тысяч, 57 тысяч всего комбайнов зерноуборочных. Это не решение проблемы. Чтобы хоть как-то получить динамику положительную, нам надо утраивать ситуацию. Если бы мы закупали не 6 тысяч, а 12-13 тысяч комбайнов и 35-37 тысяч тракторов, у нас могла бы меняться стратегия по вооруженности и стратегия получения качественного урожая. Если мы снизили сроки или затянули со сроками, понятно, что … побегов у яровых культур не получим не то, что на уровне 2,5, а 1,5 не получим. И всё, что касается закладки зерновки, всё, что касается других систем, мы видим через биологические потери урожая.

Пять дней уборки прошло, у нас 2,5 процента потери, за 10-15 дней уходит 20 процентов, а если за месяц, то 30 процентов потерь. Всем понятно, может быть, нашим экономистам непонятно.

Каждый год вырезаем дойное стадо

Вот вчера рассматривали бюджет во втором чтении, триллион 800 миллиардов получили дополнительно за 4 месяца доходов, а в распределении 69 миллиардов. Мы доказывали, слушайте, отдайте нам на поддержку несвязанную, хотя бы, чтобы мы удвоили сегодня ситуацию, связанную с поддержкой гектара земли, дайте нам на техническое вооружение дополнительные средства, чтобы мы вышли из этого прорыва. Нет. Вот видите, лучше в кубышку, лучше в страховые там дела и прочее.  

Поэтому обстановка действительно очень тревожная, а денег у крестьян нет, чтобы решать самостоятельно эту проблему. В мире никто самостоятельно не решает сельские проблемы, сообща общество и государство решает. 

Возьмем наш агропромышленный комплекс через отрасль животноводства. Мы к 1990 году производим молока на четвертушку. Мы тогда 47 миллионов товарного молока производили, 47. Сейчас 18 с натяжкой миллионов тонн. А всего мы 57 производили миллионов. И вот смотрим, 242 тысячи скотомест в год, это самый лучший год 2017-й был – 242 тысячи скотомест. Мы каждый год вырезаем, вырезаем дойное стадо.

В целом у нас сельскохозяйственных организаций всего осталось три с половиной миллиона. Деревень уже много не осталось. Поэтому рисовать завтра нечего будет. И уже надои у нас, они зашкаливают по величине. Значит, не строим ничего для того, чтобы изменить ситуацию. Нам минимум надо удваивать дойное стадо, в том числе и в регионах-лидерах. Вот Московская область, она все время говорила и докладывала президенту: все, удваиваем молоко. Но, а если не строятся сегодня животноводческие помещения, хоть 20 раз ты президенту говори, но ты ничего не сделаешь. Поэтому и видим вокруг, 600 тысяч, все время этот идет разговор, 2 миллиона тонн надаивала Московская область. И когда мы говорим, что на 95 тысяч никак не удвоишь, надо хотя бы еще, было-то 500 тысяч дойного стада, надо хотя бы еще 200 тысяч дойного стада и еще 400 тысяч надо молодняка, тогда появятся рабочие места. У нас сельскохозяйственные районы имели по 10-15 тысяч в агропромышленном комплексе, а сейчас по полторы тысячи народа осталось.

А чуть дальше Московской области, там обстановка еще хуже в этом плане.

Рыбоводство – с ума сойти

Если взять рыболовство, то мы 9,5 миллиона тонн добывали рыбы. В 2017 году имеем около 4,7 млн т. Это в два раза меньше. 7 тысяч был у нас флот рыболовецкий, сейчас 2 тысячи 196. А площади — ну, одуренные. Мы самая водная держава после Бразилии. А если взять все наши гидротехнические сооружения и количество озер, и прудов, с ума можно сойти, речь-то идет о миллионах. И мы 0,2 процента, допустим, аквакультуры мировой делаем. Что это такое? Китай уже 50 миллионов, а мы все 200 тонн, значит, крутим. Не годится это.

Мелиорация – ходим вокруг да около

Мелиорация. Китай, Индия – 1,5 миллиона в год. Мы за 2017 год, не худший год – 100 тысяч, 7,8 процента, в Америке там уже под 40, в Китае уже за 50 процентов орошаемых, осушенных земель. У нас вот Крым, пожалуйста, сгорел. А Поволжье, сколько лет поджигает? Сейчас вот и Ростов, и Ставрополь, и Краснодар прихватило. А мы в 15 раз сократили дождевальных машин и все, что в этом ключе связано, выбросили наши уникальные пойменные земли, орошаемые, осушенные с двойным регулированием. Опять ходим вокруг и около, и ничего не хотим делать. Только лишь, что мы великие. Великие, а за дело за конкретное не хотим цепляться.      

Сами крестьяне, наш аграрный комитет, вся вертикаль наша аграрная, исполнительная власть всё это видит. Мы не раз это обсуждали. Наши, как говорится, партнеры в лице нашего сельхозмашиностроения. Наши товарищи по добыче минеральных удобрений и так далее готовы понимать, готовы двигаться с нами. За исключением только волков, которые цену вздувают на бензин, на дизельное топливо и киловатт час. Об этом чуть позже.

Мы не видим реальной системной помощи

Посмотрите, друзья. Куда дальше двигаться, если закредитованность уже 2,5 триллиона, больше, чем мы производим при этой сумасшедшей низкой цене на нашу сельскохозяйственную продукцию. Невозможно решать эту проблему технического и технологического вооружения. А как тогда, извините меня, внедрять наши новые разработки, наши новые технологии, которые наука отрабатывает. Там три четвертых прироста хранится именно в этих технологиях, в разработке наших научных исследований. Невозможно, дело государственной важности.

Почему не хотим еще и еще раз понять и почувствовать всю глубину той пропасти, которая нас отделяет сегодня от желания действительно быть лидерами, как это было в последние годы. Наше превышение спасало ВВП, и президент постоянно говорил об этом. Но вместо этого мы не видим реальной настоящей системной помощи. Капексы — вообще не было в бюджете, выбили мы небольшое количество средств. Сейчас просили еще хотя бы 10 миллиардов — нам надо решать проблемы обеспечения зданиями, сооружениями. Посмотрите, на 38 всего миллионов тонн у нас элеваторов. Если посмотреть … хозяйство, вообще беда, если посмотреть овощи, картофель, хранилища, аналогичная ситуация. Если холодильники по биоресурсам водным — ещё хуже. Мы знаем каждую цифру, знаем весь анализ. Есть предложения, но пока эту глухую стену не пробиваем.

От разговоров переходить к конкретике

Я уверен, если здесь руководители всех четыре фракций будут, тогда будет нам легче. А то приходит один Владимир Вольфович к нам сюда. Геннадия Андреевича мы с Харитоновым замещаем, естественно. Ещё и ещё раз хочу сказать, мы вместе должны изменить ситуацию. Нас последнее время в этом ключе поддерживает Володин, руководитель палаты, и снова запишут все наши предложения еще раз в постановлении Думы. Но от разговора надо переходить к конкретике. Почему крестьяне не могут, будучи лидерами, приобретать технику, решать проблемы по зарплате и так далее.

Вы посмотрите, за прошлый год у нас украли всякого рода перекупщики, трейдеры и так далее, которые «крышуют» и еще более поставленные люди, 120 миллиардов только лишь по трем культура – по пшенице, по сахарной свёкле и кукурузе. Мы 250 выбиваем миллиардов, 240, с докрутками 250 миллиардов, а у нас 120 миллиардов вытаскивают. Сейчас вздули цены на горюче-смазочные, на солярку. У нас 80 миллионов посевная площадь, 72 литра дизельного топлива уходит на гектар посевов. На 10 рублей подняли, 56 миллиардов сразу выхватили из кармана крестьян. 120 миллиардов, 56 миллиардов, а перед этим ещё снизили цены на молочную продукцию, снизили так, что снова потеряли более 30 миллиардов.

Остановить ценовой беспредел на ГСМ

Слушайте, ну что может сделать Министерство сельского хозяйства, допустим, и наши депутаты с этими олигархами? Что-то могут, но нельзя вздувать цены до такой степени, чтобы вообще останавливать всё производство, чтобы его грабить и делать нерентабельным.

Вот слайд мы показываем, было 3,5 тысячи коллективных хозяйств прибыльных, сейчас на треть сократилось. На 52 процента убытков за прошлый год стало больше. Куда дальше двигаться?

Значит, как изменить доходность? Мы тоже сделали предложения. Сделать стабильные цены нижнего уровня для двух направлений: зерно и сырое молоко, тогда бы не было вот такого количества изъятия миллиардов. Раньше уборки мы должны через интервенцию объявить, что минимальная цена на пшеницу 4 класса должна быть, условно, 7 рублей или 7 рублей 50 копеек. Третий класс там 12 рублей и так далее. Все остальные наценки можем через закон о торговле, тоже у нас всё это есть. Почему у нас в батоне хлеба, уже сколько раз мы говорим, 7-10 процентов всего в рознице труд крестьянина оценивается. Когда это закончится безобразие?

Законы есть, лежат, давайте принимать. И тогда ситуация изменится. Аналогично так и по другим сельскохозяйственным культурам. И тогда, если бы мы выстроили эту модель защиты, у нас всё было бы нормально. Мы предлагаем, чтобы не трейдеры всякого рода вывозили зерно за рубеж, а Рособоронэкспорт.

Давайте по этому же направлению выстроим и создадим Росэкспортзерно или там как-то, но чтобы крестьяне могли получать дивиденды от этого и государство, а неизвестно кто по карманам рассовывал всё, что изымается у крестьян. Логично? Логично.

Страхование – одуреть можно

Всё, что связано со страхованием. То же самое. Сейчас идёт закон, убрать все эти пороги. 19 процентов если потери, слушайте, у нас записано 20. Но 19 – это тоже одуреть можно. И 15 одуреть можно. Нет, страховой случай не наступил. Мы расчищаем это всё. Ну давайте сделаем государственную компанию. Давайте, чтобы здесь не было накруток, а была реальная защита наших посевов и так далее, и так далее. Крестьяне не верят, и поэтому сегодня страхуют урожай. А нам надо уже страховать и доходы. А как по-другому? Во всём мире это есть. И нам надо в этом ключе двигаться.

Один из инструментов – залог земли. У нас очень большой был разговор. Три фракции возмутились этой постановкой, которая изначально ставилась, но сейчас договорились, чтобы в этом ключе отработать механизм, который только бы лишь помогал крестьянам, фермерам, малому бизнесу, да пусть и большому.

Бюджет должен иметь 5% для развития АПК

Определить банки, наш Россельхозбанк и ещё, может, какой-то банк государственный. Только они могут с залогом работать. Добровольное начало. Кто-то хочет, кто-то не хочет, но земля должна использоваться однозначно для сельхозназначения. Не имеет залоговое право переводиться. Причём если земля в аренде, она может только право аренды использовать под залог, а ни в коем случае там не паи и ничего другого. То есть мы тоже в этом ключе понимаем и работаем.

Но ещё раз хочу сказать, если мы не поймём, что бюджет наш федеральный должен минимум иметь 5 процентов для развития АПК и двигаться дальше к 10, нам трудно очень менять ситуацию. Если мы не решим проблемы торговли, проблемы диспаритета цен, нам, я должен сказать, очень трудно будет.

Социальная сфера, она ещё в большем, в заброшенном состоянии. Нам причитается 1,9 триллиона от 7,6 триллиона, которые тратятся сегодня на все 20 программ. Дайте нам эти деньги и тогда селянин не будет 85 километров ехать до первого врача. Мы разберёмся.

Слушайте, ну, Московская область мне близка, я поэтому любя это говорю. Сегодня, чтобы построить детский садик в одном из лучших хозяйств Подмосковья, в той же Красной пойме, где 10-тысячные надои, где 6 тысяч КРС, надо заниматься обязательно депутату, председателю комитета, главам и прочим. Что это за бардак? У нас же не вокруг только Мытищ всё должно крутиться. Ну, это бесправие, конечно, надоело.

Как бы НДС не стал оброком

Наука наша в этом плане обескровлена много лет. Мы приняли сейчас соответствующий закон, сейчас можно будет заниматься серьёзно подготовкой кадров. Без них невозможно. Мы в три раза увеличили сегодня наши сельскохозяйственные вузы. Наш спикер помог решить эту проблему. Вместо 35 – 40 тысяч на студентов всё-таки 90 – 120 тысяч. Это большая разница. Сегодня есть возможность у наших НИИ работать и по всем другим направлениям, по которым работают наши обычные СПК, фермеры и так далее. Но нам дальше надо двигаться с той системой, которая бы обеспечивала доходность.

Органическое земледелие. Мы работаем сейчас активно над этим законопроектом, в первом чтении приняли закон о страховании. По НДС законы. Сейчас вот нововведение – эти 2 процента по НДС. Лишь бы они не утащились туда, к сельскому хозяйству, не двинулись бы опять эти всевозможные оброки на недвижимое имущество, и так далее, и так далее. Сейчас опять проблемы единого сельскохозяйственного налога.  Очень много таких снова механизмов, которые не в лучшую сторону двигают наше сельскохозяйственное производство.

Развернуть ситуацию

Вот опасаясь всего этого, мы ещё раз сегодня говорим о необходимости развернуть ситуацию, чтобы с удовольствием могли работать наши и фермеры, и СПК, и крупные наши хозяйства, и научные подразделения. Россия огромные ресурсы имеет. У нас всё для этого есть.

Вчера слушали банк Центральный. 1,5 триллиона угрохали на санацию двух направлений банков. 1,5 триллиона! Говорят, что вот они потом когда-то вернутся. Мы уже видели, сколько раз возвращались на словах, на бумаге, а не на деле.

А когда касается села… Слушайте, программа была… Вот она! Давайте хотя бы эти там 400 миллиардов… Нет, каждый год переписывают программу, которая уже завершается в 2020 году. Не дай бог, село займёт свою нишу и мировой рынок подвинет…

Мы убеждены, что мы все вместе должны дружно отстаивать наше право на нормальные цены на дизельное топливо, бензин и на киловатт-час. 6 с лишним рублей киловатт-час на селе стоит, в промышленности – 3,7. Я вчера на палате об этом говорил. Что это за дискриминация? Цена должна быть в два раза меньше по себестоимости, чем в промышленности, а нам загибают такие вот цены.

Цифры наши, выверенные, у нас промышленность имеет мощности, чтобы производить и 40 тысяч тракторов в год энергонасыщенных с хорошей линейкой, качественных, и не менее 12 – 14 тысяч комбайнов, которые во многом сегодня даже превышают характеристики импортного класса комбайнов. Вместе мы должны эту работу двигать, причём и региональные власти подвигать к этому, чтобы не менее 5 процентов регионального бюджета шло на оказание помощи крестьянству. Но деньги надо использовать эффективно, а не растаскивать. Тут тоже полно у нас предложений. Это не значит, что они по олигархам должны разойтись, а вот на гектар посевов. Вот, пожалуйста, каждый получит: и фермер, и СПК, и любой другой. И справедливо, и честно, и самое главное стимуляция идёт. Или те же капексы, но опять под общим контролем.

Есть у нас уверенность, что положительные процессы динамики, которые есть, будут сохраняться. Год, который сложился, тяжёлый, минимум, я считаю, мы потеряем 20 процентов урожая к прошлому году, исходя из того, что засуха во многих регионах, и мы не сумели в Сибири несколько миллионов гектар посеять.

Но, вместе с тем, те посевы, которые есть, в принципе убрать, то у нас будет достаточно и зерна, и кормов для того, чтобы повысить, в том числе, и доходность нашего хозяйства. А пока обстановка кричащая. Вчера я говорил на палате, проводили расширенное заседание, вот директора и председатели колхозов приезжали из Твери, нашего Нечерноземья, нечем платить зарплату, за ГСМ, дойные стада под нож. Вчера сигналы пришли из Сибири. Хозяйство грузит сто голов дойного стада и под нож. Мы сегодня Гордееву об этом говорили.

А был Съезд по молочному делу, выступал Дворкович, говорил: а нам не надо дойное стадо увеличивать, надо продуктивность поднимать. Ну, как же с такой идеологией можно действительно получить хорошее валовое производство?!

Ну, идеология другая есть, и мы её должны отстаивать. Вот Гордеев пришёл в Воронеж и оценивал деятельность глав района не только по тем показателям, которые со Старой площади идут, а сколько район прибавил дойного стада, потому что до его прихода в Воронеже трудно было найти дойное стадо по всей области.

В целом у нас есть разительные и хорошие примеры, и там, где хозяйство хорошо обеспечено техникой, складами, они всё посеяли, они выращивают хороший урожай. Мы вот в Брянске сейчас были, тоже можно порадоваться, они строят и склады, и сушильные хозяйства, и будут по 90 центнеров урожая получать, повторяю ещё раз, но для этого должны быть материально-технические условия, хорошие кадры и дружба с наукой.

 

 

Из рекомендаций слушаний

Участники парламентских слушаний рекомендуют Правительству РФ и профильным федеральным органам исполнительной власти:

— для осуществления мероприятий по технической и технологической модернизации АПК выделить средства на докапитализацию АО «Росагролизинг» до 5,0 млрд рублей;

— увеличить финансирование основного мероприятия «Развитие сельскохозяйственного машиностроения, машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности;

— рассмотреть возможность компенсации за счет средств федерального бюджета части затрат сельхозтоваропроизводителей на приобретение сельскохозяйственной техники и оборудования;

— предусмотреть возможность установления льготных цен на ГСМ, электроэнергию и минеральные удобрения для сельскохозяйственных товаропроизводителей;

— ввести механизм предоставления субсидии из федерального бюджета на компенсацию части затрат, связанных с разработкой и выпуском новой продукции специализированного машиностроения

— включить в систему льготного кредитования разработчиков и производителей средств малой механизации для средних и мелких сельхозтоваропроизводителей;

— предусмотреть меры и инструменты по привлечению и закреплению на селе высококвалифицированных кадров, в том числе механизаторов, инженеров, техников, обладающих необходимыми знаниями и навыками эксплуатации и ремонта современной техники, как отечественной, так и зарубежной;

— поддержать совершенствование норм, регулирующих выдачу специальных разрешений на движение по автомобильным дорогам транспортного средства, осуществляющего перевозки тяжеловесных и (или) крупногабаритных грузов, поддержать разработку и выдачу единого специального разрешения на передвижения всех видов крупногабаритной сельскохозяйственной техники, имеющейся в распоряжении сельхозтоваропроизводителя, сроком действия до 12 месяцев; сократить процедуру согласования маршрутов передвижения сельскохозяйственной техники в уполномоченных ор­ганах с 15 рабочих дней до 3 дней;

— проработать вопрос создания машино-технологических компаний на базе сельскохозяйственных потребительских кооперативов в каждом регионе России, обеспечивающих рациональную загрузку сельхозтехники на региональном уровне.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

БАНЕРЫ

Галерея фотографий