13.09.2018 Власти поддержат аграриев со стажем

Не секрет, что заработки в сельской местности находятся на уровне гораздо ниже среднего, что предполагает и значительно меньшие пенсионные выплаты. Осознавая это, президент России предложил всем сельским труженикам, чей стаж превышает 30 лет, выплачивать дополнительную надбавку в размере 25% от величины фиксированной страховой пенсии.

Подобные меры призваны нивелировать социальное неравенство между жителями городов и малых населённых пунктов, а также обеспечить повышение уровня жизни пенсионеров. По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, в денежном эквиваленте суммарное повышение составит 1300 руб. Введение подобной надбавки за шесть лет обойдётся бюджету в 117 млрд. руб. По предварительным подсчётам, озвученная мера коснётся 1,2 млн. чел. Разумеется, большинство граждан обоснованно предполагали, что довольно жёсткий первоначальный проект впоследствии будет смягчён — видимо подобные инициативы и демонстрируют заранее спланированное «отступление по позициям».

В то же время существуют и объективные препятствия для реализации озвученной инициативы — в частности, та же величина стажа в 30 лет зачастую является недостижимой по целому ряду причин. Во-первых, достаточно частая смена форм собственности, банкротства и ликвидация колхозов, совхозов и иных форм ведения деятельности в 90-х, а также «нулевых» привели к тому, что документы, подтверждающие реальный стаж фактически утеряны.

Во-вторых, в сельской местности велик процент самозанятого населения, официальная регистрация которого поставит крест на экономической целесообразности их деятельности. Что касается текущего положения дел, то стремясь минимизировать издержки, нынешние предприятия, работающие на селе, активно практикуют «серые» зарплаты, приём на работу без официального оформления и иные методы, препятствующие полноценному начислению стажа. Сложная экономическая ситуация и общий упадок в отрасли привели к тому, что в ряде населённых пунктов вообще нет официальных рабочих мест. Учитывая специфику трудовой деятельности на селе, можно прийти к выводу, что наиболее востребованы там молодые сотрудники и физически крепкие работники средних лет, люди предпенсионного возраста не смогут найти себе работу.

Не стоит забывать и о том, что средняя продолжительность жизни в сельской местности значительно ниже, чем в городах ввиду более сложных условий и снижения доступности медицинских услуг, что при совокупном увеличении пенсионного возраста приведёт к резкому сокращению самих пенсионеров. В профсоюзном объединении «Конфедерация труда России» полагают, что большинство граждан не будут доживать до положенного срока.

Что касается иных пенсионных льгот, то стремясь снизить возникшую социальную напряжённость, депутаты ряда регионов привязывают пенсионные льготы не к моменту выхода на пенсию, а к конкретному возрасту. Например, в Пермском крае предложено сохранить данные выплаты при достижении женщинами 55, а мужчинами 60-летнего возраста.

Льготы аграриям как составной элемент долгосрочной стратегии

Если рассматривать инициативу более масштабно, то она, безусловно, является эффективным инструментом по выведении хозяйствующих форм ведения бизнеса на селе из тени. Кроме того, такой подход положительно скажется и на официальной регистрации самозанятых граждан.

Что касается лояльности населения, то сельские жители – наиболее преданный правящим кругам электорат, ввиду чего определённое внимание к данной категории граждан является долгосрочной политической инвестицией.

Михаил Щетинин, сенатор от Алтайского края, полагает, что увеличение пенсий для сельских жителей является не только инструментом компенсации разницы в уровне инфраструктуры и условиях труда, но и механизмом, способствующим развитию сельских территорий, делая проживание там более привлекательным. Проблеме урбанизации в государственном масштабе не раз уделялось внимание, однако действенного метода исправить ситуацию пока нет. Вряд ли вышеозвученная прибавка станет столь мощным стимулом, который сломает тенденцию — его можно рассматривать лишь в виде звена в чётко выстроенной цепочке принимаемых решений, которая на сегодняшний день ещё не прослеживается. По мнению Щетинина, увеличение пенсий сельским жителям будет способствовать сокращению дефицита трудовых ресурсов в деревнях, однако с учётом общего оттока населения на ситуацию это никак не повлияет, поскольку перспектива получать повышенные выплаты по возрасту гораздо менее привлекательна, чем повышенные зарплаты в городах.

Если проанализировать последние поправки в пенсионную реформу, а также данные социологических опросов, то выяснится, что подобного рода меры поддержки наравне с обещаниями повысить пенсии уже со следующего года на 1 тыс. руб. привели к резкому разделению мнений касательно перемен, в зависимости от возрастных групп. Сегодняшние пенсионеры и те, кто должен выйти на пенсию в ближайшее время, в большинстве своём проект одобряют, поскольку их коснётся лишь положительная сторона вопроса. А вот работающее население более объективно в своих оценках, осознавая реальную вероятность дожить до пенсионного возраста. Сформировав две противоположные по взглядам и настроениям группы, власть автоматически понижает градус напряжённости в обществе.

Что касается именно 25% прибавки для сельских жителей, то это не оригинальная идея, а, скорее, переосмысление инициативы по внедрению районных коэффициентов к пенсии, учитывающих условия труда граждан, о которых рассказал ещё Андрей Панферов — вице-спикер заксобрания Новосибирской области. Распространить аналогичные меры было предложено в том числе и на Дальний Восток, который испытывает острый дефицит трудовых ресурсов при постоянном оттоке населения.

Кроме того, основываясь на оценке, проведённой Высшей школой Экономики, согласно которой с октября 2014 года по апрель 2017 года пенсии уменьшились на 6,9%, повышение на 1 тыс. руб. можно объективно назвать индексацией, умело замаскированной под улучшение благосостояния граждан. Что касается формирования списков льготных категорий и территориальных льгот, то они нивелируют общий экономический эффект от повышения пенсионного возраста и стимулируют рост социального неравенства среди старшего поколения.

Подводя итог, можно отметить, что в современных реалиях предложенные меры коснутся достаточно ограниченного числа лиц и вряд ли повлияют на ситуацию в целом. Общая же тенденция вполне ясна: пенсионные выплаты перестают быть гарантированной мерой социальной поддержки и переходят в инструмент регулирования и стимулирования определённых направлений и категорий граждан.

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий