25.10.2018 Кашин: 54 института займутся цифровыми технологиями – появятся умные фермы, теплицы, склады, поля.

Аграрный комитет Госдумы провел расширенное заседание Научно-экспертного совета на тему: «Правовые аспекты развития цифровой экономики в АПК» и парламентские слушания «Законодательные аспекты регулирования правоотношений отечественных товаропроизводителей и торговых сетей (законопроект №364444-7)». Комитет предоставил «КВ» стенограмму, которую публикуем в сокращении.

По экспертным оценкам, в течение сезона сельхозтоваропроизводителю приходится принимать до полусотни различных управленческих решений в ограниченные промежутки времени. Многие из них являются объектами цифровизации. В этой связи информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) являются ключом к беспрецедентной качественной трансформации (эволюции) аграрного сектора. Кроме того, цифровизация открывает новые возможности в повышении прозрачности и прослеживаемости товаропотоков.

В РФ уровень цифровизации сельского хозяйства крайне недостаточен. По данным Росстата, в 2017 году уровень инвестиций в цифровизацию АПК составил 3,6 млрд руб. или 0,5 процента от всех ИКТ-инвестиций во все отрасли хозяйства, что является самым низким показателем среди отраслей экономики.

Остро ощущается нехватка научно-практических знаний по инновационным современным агротехнологиям и методологии, отсутствие глобального прогноза по ценам на сельхозпродукцию. Существенной проблемой является нехватка у товаропроизводителей финансовых возможностей для закупки новой техники, ИТ-оборудования и платформ.

По оценкам Минсельхоза России, комплексное внедрение ИКТ позволяет существенно повысить рентабельность производства за счет точечной оптимизации затрат и повышения эффективности распределения средств, а также практически на четверть снизить издержки.

Председатель Комитета ГД по аграрным вопросам Владимир Кашин отметил:

— Есть у нас очень тревожные точки, где мы много недорабатываем, это, конечно, в молочном животноводстве, в производстве красного мяса. У нас большие проблемы в целом по производству плодов и овощей, в том числе незакрытого грунта. И на этих направлениях нам следует очень серьезно поработать.

Главное: выстроить эту проблему в цифровую модель, чтобы мы понимали, сколько должны строить дорог, коммуникаций, жилья, что должно быть со связью, с Интернетом, с больницами, со школами, с дошкольными учреждениями, культурными и так далее.

Наша страна является третьей, по существу, по количеству пашни, после Америки и Индии, и имея уникальный второй водный ресурс, в лесной теме тоже мы являемся лидерами, и через лесные земли, через водные, земельные ресурсы, мы с вами, безусловно, были, есть и должны быть ведущими игроками в глобальном продовольственном рынке.

Мы, наращивая нашу продукцию, уже по многим компонентам выходим на международный рынок, и мы знаем, какие трудности в этом плане испытывают наши средние и малые предприятия, вот в этой связи мы особенно серьёзную надежду возлагаем на цифровые технологии.

Есть правительственная программа. И наше министерство в этом ключе сегодня действует. Но пока мы находимся в начальной стадии этой работы, где-то около процента всех наших сельскохозяйственных предприятий работают сегодня по цифре.

Хотя наши выездные комитеты в хозяйствах видели и «умные» фермы, и «умные» поля, и «умные» теплицы.

Конечно, мы сегодня понимаем, для этого нужны специалисты, и наши 54 института сегодня на этом направлении будут задействованы с тем, чтобы готовить этих классных специалистов, чтобы информационная коммуникация, цифровые технологии могли умещаться в единую систему, чтобы доступ в том числе к рынкам могли иметь и наши средние и малые хозяйства.

Но я хочу сказать, цифра, она и может остаться цифрой, если не будет соответствующего регулирования.

Я рад, что мы взяли в подчинение аграрного комитета сельскохозяйственные земли. Их оборот не был до вчерашнего дня в нашем комитете, к сожалению, с 2008 года он был в комитете по строительству. Мы за это время потеряли 40 млн гектаров пашни. Нам в этом ключе надо очень серьёзно заниматься, и цифра тоже могла бы нам помочь. У нас откадастрировано всего 15% сельскохозяйственных угодий. Много тут проблем и в землях лесного фонда, и водного фонда, то есть, мы более предметно в этом плане будем работать.

Цифра поможет, но поможет еще раз для чего? Для того, чтобы мы, в конце концов, выводы делали, что нельзя землю-матушку корёжить и убивать таким образом. Не надо обижать наших крестьян.

Вторая часть сегодняшних наших слушаний сводится к правоотношениям, которые существуют сегодня между товаропроизводителями и торговыми сетями. Мы будем всё делать для того, чтобы защищать наших производителей, отечественные рынки, сельскохозяйственные предприятия, всё делать для того, чтобы наша торговля тоже была прибыльной, чтобы в этом плане не было серых всевозможных схем, некачественного продовольствия, но стимулировать будем честные и чистые отношения друг к другу.

И. Лебедев: умное с/х будет чем-то похоже на Госплан

В содокладе заместитель министра – статс-секретарь МСХ РФ Иван Лебедев рассказал:

 — О цифровом сельском хозяйстве, так называемом «умном сельском хозяйстве» скажу следующее. Вы знаете, что на площадке министерства разработан ведомственный проект, который посвящён этой тематике. Я немного о наполнении и базовых разделах, которые в него войдут.

Первое – у нас сегодня достаточно серьёзная проблема стоит — это вовлечение земель сельхозназначения в оборот. Разные оценки присутствуют по этому поводу, кто-то говорит о 10 миллионах гектаров, кто-то о 40, кто-то о 80. Но мы понимаем, что для того, чтобы мы оперативно могли ввести землю первой категории в оборот, это где-то порядка 10-12 миллионов гектаров, для этого у нас есть весь инструмент. Как вовлекаем? Первая умная система, по которой происходит вовлечение, это система эффективного гектара так называемая, когда появляются рекомендованные структуры севооборота на конкретных сельскохозяйственных культурах, но рассчитана она с учётом почвенных, климатических особенностей, мощности по хранению, инфраструктуры по транспортной логистике, прогнозу баланса цены. Поэтому мы сегодня понимаем, что рекомендованные структуры севооборота по системе эффективного гектара являются максимально маржинальными.

Вторая базовая проблема — это обеспечение доходности наших аграриев. Потому что, несмотря на то, что мы в том году имели рекордные урожаи, сложилась не очень справедливая цена для наших аграриев. И действительно, в отдельных регионах она была на грани себестоимости. Это неправильно.

Поэтому для обеспечения доходности мы также используем умную систему, она называется «карта инвестиционной привлекательности агропромышленного комплекса», в ней рассчитан баланс базовый. Она действительно похожа чем-то, отдельными мазками, на старую систему Госплана, систему планирования, когда есть баланс производства, есть понятный объем для внутреннего потребления, для продажи за рубеж, действительно расчетная формула, которая позволяет четко и детально прогнозировать с учетом географии объемы производства, переработки и отправки на экспорт. Это очень важно.

Безусловно, важно сказать, что у нас должна появиться система мониторинга сельскохозяйственных животных и продукции животноводства.

Вот здесь мне хотелось бы сказать, что несмотря на все объемы, в которых мы прирастаем, у нас стоит очень остро вопрос качества и безопасности продукции.

Сегодня мы экспортируем сельскохозяйственной продукции на 21 миллиард, это больше, чем мы экспортируем вооружения. Но перед нами стоит амбициозная задача увеличить экспорт до 45 миллиардов. Без гармонизации базы стандартов, без достаточного внимательного отношения к качеству и безопасности производимой продукции, данных объемов мы достичь не сможем.

Поэтому у нас появляется умная система прослеживаемости, которая показывает нам всё количество животных, их состояние, благополучную ветеринарную обстановку, стандарты по производству качества и безопасности, которые гармонизированы с площадками, куда мы собираемся поставлять свою продукцию.

У нас появляется система так называемого контроля от поля до прилавка. Она действительно учитывает все моменты, связанные с селекцией, то есть вот от семечки, от самого начала, до момента упаковки, транспортировки, продажи, и всё мы с вами это видим в электронном виде. Поэтому совершенно хорошо понимаем, от какой молоко коровы, откуда у нас пшеница и откуда появляется готовая продукция.

Поддержка в виде смарт-контрактов

У нас появились самые современные меры поддержки, которые есть во всем мире, например, льготный механизм кредитования наших аграриев до 5 процентов, механизм единой субсидии.

И для того, чтобы меры господдержки работали еще эффективнее, конечно, мы их должны оказывать с учетом многофакторной истории, мы также должны учитывать и почву, и климат, и объем свободных земель сельскохозяйственного назначения, и транспортную инфраструктуру, мощности по хранению, переработки, чтобы это был связанный единый элемент, который позволял бы абсолютно точно понимать, в каком объеме, где мы должны помогать, и как действительно тонко донастроить все механизмы господдержки, которые мы сегодня имеем на площадке МСХ.

И вот в связи с этим у нас должна появиться достаточно быстро, в 2021 году мы закончим эту работу абсолютно точно, потому что мы в высокой степени готовности, так называемая система смарт-контрактов, это вот как раз умная поддержка, связанная со всей палитрой мер господдержки, которые у нас есть.

Разработана и внедрена в эксплуатацию будет также цифровая платформа, так называемые умные агрорешения для бизнеса. У нас появятся такие цифровые продукты как умная ферма, умное поле, умное стадо, умная теплица, умная переработка, умный склад.

Кроме этого у нас есть еще отдельные подразделы, которые также посвящены качеству, отдельному применению точечных удобрений. Проблема применения агрохимикатов, пестицидов, отсутствие качественного и количественного контроля во многом сегодня отсутствует на производственных площадках Российской Федерации, что, безусловно, нас отталкивает назад с точки зрения экспортного потенциала. Цифровая платформа, агрорешение — будет объединять вышеперечисленные системы и продукты, использовать технологии машинного обучения и Big Data. Конечно, это откроет доступ нашим сельхозтоваропроизводителям к самым современным решениям, которые есть на цифровых платформах, площадках во всём мире.

Мы должны думать о кадровой составляющей на селе и подготовили 54 консультационные службы, которые имеют цифровые площадки. Это важно, потому что у нас есть 54 аграрных вуза, это достаточно известные площадки, мощные, с хорошим научным потенциалом.

Мы сегодня вовлекли всю работу, которая связана с прогнозом научно-технологического развития отрасли, в федеральную научно-техническую программу «Развитие отрасли до 2025 года» и также попробовали её адаптировать под цифровые технологии. Там в основном работа связана с селекцией, генетикой, линейкой современных ветеринарных препаратов.

Мы сегодня опять всё говорим о рекордах, но забываем иногда сказать, что 80 процентов семян картофеля, 98 процентов семян сахарной свеклы везём из-за границы. У нас близкие и похожие ситуации с рапсом, соей, похожие ситуации с ветеринарными препаратами. Мы сегодня достигли серьёзных успехов в производстве товарной рыбы и по её улову, но забываем сказать, что тратим огромные деньги на икру и малька, которых привозим. И у нас отсутствует племенной материал.

Поэтому в рамках федеральной научно-технической программы мы нашли пути, подходы в рамках подпрограммы, решений. У нас есть достаточно большой комплекс научно-технических проектов, которые адаптированы под цифровые решения.

И, конечно, касаясь сегодня второго блока вопросов, важно сказать, что взаимоотношения сельхозтоваропроизводителей и торговых сетей мы достаточно подробно обсуждали. На площадке министерства создана рабочая группа, которая еженедельно отрабатывала эту ситуацию со всеми базовыми отраслевыми ассоциациями, союзами. Мы достаточно детально обсуждали обстановку, которая складывается в абсолютно разных подотраслевых направлениях. Мы для себя определили группы товаров, где это наиболее чувствительно.

Поэтому считаем, что эта работа детально проведена. Сегодня есть проект поправок, который действительно учитывает интересы всех. Мы, безусловно, отстаиваем интересы аграриев, сельхозтоваропроизводителей, переработчиков. Мы абсолютно поддерживаем законопроект, поддерживаем его в той форме. И позиция наша определена в рамках поправок, которые подготовлены. Поэтому мы берём на себя обязательства, безусловно, постоянно мониторить эту ситуацию в оперативном режиме. И в случае необходимости вносить изменения, корректировать этот процесс.

С. Лисовский: не надо идеализировать цифру

Первый заместителю председателя Комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский поведал:

— По первому вопросу я полностью в общем разделяю точку зрения Минсельхоза. Но не надо идеализировать цифру. В конечном итоге, всё делают руки, голова и люди. И цифра – это всего лишь инструмент. Раньше была ручка, потом перо, потом компьютер. Но всё это люди. Поэтому если кто-то думает, что он поставил компьютер, и это уже цифра, и это уже цифровое сельское хозяйство — это ничего.

Поэтому, в конечном итоге, мы должны думать о наших крестьянах, о наших людях, которые трудятся на полях, и никто их никогда не заменит никакой цифровой экономикой. В то же время я хочу сказать, что, конечно, вот, например, электронная система ветеринарной сертификации — это очень серьёзный шаг в контроле и развитии, защите наших аграриев. И очень жаль, что мы, я имею в виду и правительство в том числе, в общем, замедляем это движение. То, что молоко вывели из этой сертификации, надеюсь, временно, создали систему маркировок, мне кажется, всё от лукавого.

Во-первых, на маркировках, видимо, кто-то хочет заработать, а во-вторых, пока мы не создадим единую базу, которая будет контролировать добросовестных производителей, мы жуликов с рынка не уберём.

Фальсификат бодро шагает по стране

 А у нас, к сожалению, фальсификат бодро шагает по стране. И мы будем тратить очень много денег на вылавливание этих жуликов и тратить деньги на работу наших структур: Роспотребнадзора, Россельхознадзора, будем их отвлекать от реальной работы для того, чтобы это всё исправить. Непонятно, зачем это всё делается, но, к сожалению, мы это с вами сегодня имеем.

Я позволю себе по второму вопросу высказаться. Поправка о запрете возврата, я считаю, она на сегодняшний день основополагающая, потому что мы в своё время пошли на уступки лоббистам, и не всё приняли в законе, как хотели. И мы видим, что эти уступки ни к чему хорошему не привели. Закон надо ужесточать, надо его делать более определённым, убирать двоякие разночтения и так далее.

Поэтому я хотел бы вас попросить принять, поддержать данный законопроект. Здесь звучит от Минсельхоза, запретить возврат на срок 20, 30, 45 дней – это, конечно, опять же от лукавого. Ни к чему хорошему это не приведёт. Примем поправку с вами 30 дней, торговые сети будут заставлять производителя писать срок годности 31 день. Ну, это прямо я уверен, у нас вдруг у всех на один день увеличится срок годности. Поэтому здесь надо бить по рукам, по голове тем, кто думает о собственной наживе.

Даже если обсуждать какие-то сроки, в которые надо запретить возврат, а в какие-то разрешить, например, замороженная птица, срок годности от 3 до 6 месяцев в зависимости от технологии. Ну вот, если мне возвращают птицу, осталось от трёх месяцев один день, это как, нормально? Ну, по закону можно. Но для производителя это всё, это прямой убыток.

Поэтому если уж мы вдруг, и я просил бы всё-таки Минсельхоз это отметить, если мы вдруг пойдём на какие-то уступки, определим 45 дней, то давайте ещё определим одну позицию, что возврат для других сроков хранения возможен, только если осталось минимум полсрока этого хранения, чтобы производитель успел с этим продуктом что-то сделать. А иначе мы опять обречём огромную армию наших производителей, замороженное мясо, любые замороженные продукты. Мы обречём их на убытки. 

А. Грешневиков: обязать сеть согласовывать предельную цену с производителем

Анатолий Грешневиков, член Комитета ГД по экологии и охране окружающей среды информировал:

— Всем давно уже понятно, что сети могут и активно диктуют условия для всех, и для населения, предлагая только выгодный для сетей товар, а также заставляя производителей подписывать невыгодные для них договоры, лишь бы только сеть не обиделась и не выгнала производителя с полки. Поэтому внесенные поправки очень своевременные и позволяют защитить мелких производителей от произвола сетей и сделать товар на полке дешевым.

Сейчас сеть навязывает обратный выкуп непроданной продукции, и тем самым фактически перекладывает свои убытки, возникшие от плохого управления в сети на плечи мелких производителей, которые, не имея возможности вмешаться в процесс продажи, обязаны выкупить всё, что сеть не смогла продать, поэтому нужно обязательно ввести в закон о торговле дополнение, которое запретит сетям перекладывать их ошибки на плечи производителей. Это не только заставит сети рационально относиться к товарам, купленным у производителей, но и снизит цены на товары.

Сейчас производитель вынужден закладывать в стоимость своей продукции и стоимость того, что ему обязательно вернет сеть. И так как ей нет интереса снижать объем возврата, все равно производитель покроет убытки сети, то поэтому цена постоянно растет.

Если же сеть и производитель будут понимать, что весь убыток от нереализованного товара ляжет на сеть, то сети будут рачительнее к нему относиться, а производители обязательно будут снижать цену за счет исключения из нее расходов на возвратную продукцию.

Доводы сетей, что в этой ситуации могут возникнуть перебои с товаром на полке из-за того, что сети будут бояться закупить лишнее, вообще не выдерживает никакой критики.

А как же сейчас сети регулируют количество товара у них на складе, чтобы товар всегда был? Если они боятся промахнуться с количеством закупленного товара, то им нужно уходить из бизнеса, так как это азы торговли. Правильно рассчитывать объем закупаемого товара, иначе торговец прогорит.

Но принятие этой поправки не до конца решит эту проблему, так как сети давно нашли как бороться с производителями и заставить их покрыть все убытки от своих ошибок.

Пользуясь своим доминирующим положением на рынке, сети навязывают производителям штрафы за любые ошибки, причем эти штрафы всегда только в пользу сетей.

Поэтому я предлагаю дополнить вносимые изменения пунктом о равенстве и справедливости штрафов в договорах между сетями и производителями, иначе даже после внесения поправки о запрете возврата просроченной продукции сети всё равно заставят производителя это оплатить через введенные под страхом отлучения от полки штрафов.

Первое. Запрет установления и соразмерной ответственности за нарушение или ненадлежащее исполнение обязательств между поставщиком и торговой сетью, зеркальность штрафных санкций. Отсутствие зеркальности штрафов, установленных в договорах между производителями и торговыми сетями фактически является использованием и злоупотреблением доминирующего положения.

Следует отметить, что в договорах с торговыми сетями условия указываются таким образом, чтобы прямо не противоречить закону, но косвенно приводить к ограничению конкуренции, ущемлению прав и законных интересов производителей. При этом опять, вместо того, чтобы совершенствовать свои механизмы продажи, сети перекладывают свои ошибки на конечного покупателя через штрафы, которые стали уже нормой для производителей, и конечно, производители вносят эти штрафы в конечную цену.

Кроме того, для того чтобы вносимая поправка имела максимальный эффект для покупателей, нужно включить в процесс торговли не только сеть, но и самого производителя.

Сейчас сеть не заинтересована продать товар по минимальной цене, так как может заработать свою прибыль, продавая меньше товара, но с максимальной и бесконтрольной наценкой, а все ошибки в торговле переложить на производителей и покупателей через возврат просроченной продукции и штрафы.

Поэтому предлагаю дополнить вносимые поправки пунктом 2. Необходимость указания максимального размера розничной цены на продовольственные товары в договоре поставки между производителями и торговой сетью. В совокупности эти поправки позволят сделать товар на полке дешевле и качественнее, а мелких и средних производителей защищённей.

(Продолжение следует)

 

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий