2.11.2018 Плохо, что недооценивают систему кооперации.

Проблема кооперации стоит в России остро. К сожалению, она развита недостаточно. На разных совещаниях можно иногда услышать, что она стремительно развивается, что достигнуты определенные успехи, однако в глубине души каждый понимает, что это далеко не так.

Как развивать кооперацию, как возродить то, что было, как вовлечь в кооперацию миллионы крестьян – эти и другие вопросы обсудили в ходе беседы издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России — ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и профессор Российского университета кооперации, фермер Дмитрий ВАЛИГУРСКИЙ. 

 

— Дмитрий Иванович, наверняка кто-то считает, что у нас с кооперацией вопрос решен на 100 лет вперед. Как вы считаете, она вообще есть, существует и можно ли говорить, что она скорее жива, чем нет?

— Думаю, это одна из систем, которая сегодня является палочкой-выручалочкой для нашего государства. Почему? Потому что она имеет двойственный характер. Во-первых, это решение социальных проблем для населения, для пайщиков, во-вторых, это хозяйственный механизм. Никакая система в мире так не работает, как эта система — рабочие места, борьба с бедностью, решение социальных проблем, повышение качества жизни сельского жителя. Но ее сегодня недооценивают в нашем государстве. У нас сегодня 12 видов кооперативов. Вы говорите про сельскохозяйственные, а я говорю про потребительские кооперативы, которым 180 лет.

— Есть еще сбытовые, финансовые…

— Сбытовые, строительные, гаражные, садовые, кредитные – все это кооперативы. Принципы одинаковы для всех кооперативов, независимо от того, какие они. Но при этом есть еще 12 видов законов, понимаете? Этого не должно быть. Я считаю, должен быть единый закон о кооперации при ведущей роли потребительской кооперации, ведь она как стержень, как дерево, а ветками этого закона должны быть все виды кооперативов. Когда кооперация возьмет на себя всю инфраструктуру деревни, коммунальные услуги, дороги, она создаст миллионы рабочих мест. Но на нее надо обратить внимание сегодня и сделать тот кооператив, который будет отвечать, нести ответственность за каждого жителя. Сегодня не надо деревне давать по тысяче, две тысячи, по миллиону рублей, а надо создать рабочие места. Ведь рабочее место – это наши налоги, а наши налоги – это наши дороги, детские садики. Я готов говорить о социально-рыночной кооперативной системе.

Сущность кооператива – доверие между его членами. Цель кооперации – не прибыль, а удовлетворение потребности пайщиков, членов кооператива: кому сегодня землю помочь расширить, кому — детский садик, кому — дорогу делать, а кому просто денег дать. Вот это – цель: не прибыль, а удовлетворение потребностей пайщиков. Чтобы у нас было доверие, мы должны друг другу доверять. Должен быть лидер, который несет ответственность вместе с нами.

Далее. В этой кооперации нет ленивых, нет неработающих, нет бедных. Есть культура, есть организация, есть дисциплина и есть кооперативное предпринимательство. Вот это новый кооператив — доверие между людьми и решение тех проблем, которые касаются членов кооператива, особенно в период рыночных отношений.

— Какой-то принцип израильского кибуца.

— Это основа кооперации. Кибуцы себя уже оправдали и перешли на другой уровень своего развития. Они уже стали частью государства, частью системы. А кто у нас старший в деревне? «Почта России»?  Сельсовет? Вот кооператив нужен, который объединяет сильных, смелых, богатых – и агрохолдинги, и ЛПХ, и КФХ. Вот его члены, этот костяк имеют ответственность за деревню, а государство с ними работает. Через этот кооператив ведется вся работа – это и лизинг, это и кредит, и все остальное. Вот в чем главное.

Раньше был колхоз, если вы помните, там был трудодень, на этот трудодень вы не могли стать самостоятельным, независимым рыночным предпринимателем. Кооператив – это объединение людей, которые хотят решить свои проблемы сегодняшнего дня. Цель кооператива – это решение проблем пайщиков, членов кооператива, это, во-первых. Во-вторых, это организация хозяйственной деятельности для зарабатывания денег. В колхозе такой структуры не было, это была полугосударственная структура, которая не давала возможности человеку быть предприимчивым.

— На ОТР показали несколько интервью, снятых на улицах разных городов России. Вопрос был один: «Многие торгуют фермерской продукцией – вы верите, что это фермерская продукция?» Вот вы, в частности, верите?

— Не так давно на ВДНХ «Россельхозбанк» организовал продажу фермерской продукции, называется «Свое». Там только товаропроизводители, которые реально производят продукты, и я в это верю. Но когда я вижу вывеску «Фермер Подмосковья», заходишь туда, а там нет сельхозпродукции, там перекупщики, это уже не фермерство. Дело в том, что сейчас понятие фермерства стало модным словом, все пытаются его примерить на себя и обмануть покупателя, дескать, у нас качественная продукция.

— Дмитрий Иванович, вы говорили о том, что кооператив должен выполнять очень много функций, то есть он должен быть и почтой, и банком, и «скорой помощью», и отделом снабжения, и помочь бабушке, и купить, что самое нужное, продукцию у фермера, правильно же, или с личного подворья те же яблоки. Вам не кажется, что это будет слишком влиятельная структура и именно это сдерживает развитие кооперации?

— Я издалека зайду. Есть такое понятие сегодня, как продовольственная проблема и продовольственная доктрина. Суть ее заключается в том, что все продукты, производимые в России, должны быть свои под 90-100%. И одним из источников этого являются крестьянские и фермерские хозяйства.

Но самая большая проблема заключается в том, что, когда он (крестьянин или фермер) приходит на рынок, выясняется, что его продукция неконкурентоспособна, он не может ее продать, а он спешит, ему на ферму надо, и он задешево продает эту продукцию. Он так год-два постоит, посмотрит, а потом закрывается, потому что рынок перенасыщен. В наличии больше товара, чем у населения денег в кармане, и он становится неконкурентоспособным. Если он хочет попасть в сетевую торговлю, то он не попадет, он не выдержит график поставки, сезонность, качество продукции и упаковки, товар у него не имеет товарного вида. Вот в чем проблема. И в конечном счете только кооператив может вылечить и выручить. Но для этого должен быть лидер, чтобы 5-10 человек объединились, организовали кооператив и начали работать, друг другу помогать, друг у друга учиться, друг друга выручать и выходить на новый рынок не в одиночку… Сегодня рынок, как каток: пройдет — поодиночке всех раздавит, а вместе — не раздавит. Соответственно, всему надо учиться.

Дальше самое главное: почему сегодня не развивается кооперация? А банки им денег не дают, потому что у них нет прибыли. Цель кооперации — не прибыль, а удовлетворение потребностей пайщиков. И когда банк смотрит на все, поневоле начинает сомневаться: «У вас нет прибыли, как вы мне будете кредит возвращать?» – и начинается проволочка, понимаете? Поэтому мне кажется, что должна быть государственная целевая программа развития кооперации на селе, она должна точки расставить над всеми «и» и решить все вопросы. Представляете, 3 банка сегодня работают в деревне; у нас тысячи банков, но только 3 работают в деревне. Почему? А там риск большой: то у кого-то корова заболела, то погода подвела и все остальное, а где деньги брать, как развиваться? Далее. Рубль в сельском хозяйстве – очень «длинный», а рисковать никто не хочет. Рискует крестьянин своим хозяйством, своей жизнью, качеством своей продукции. Я думаю, я уверен, что должна быть целая государственная программа по развитию кооперации при ведущей роли потребительской, потому что конечный результат – это выход на рынок. Есть магазины, есть переработка, есть заготовка, есть торговля – это есть все потребкооперация, только ее надо использовать.

— То есть вы считаете, что закон о кооперации устарел?

— Он не то что устарел, нормативно-правовая база не разработана с учетом условий рынка.

— А она не разработана почему?

— Не понимают задачи те деятели, которые сегодня разрабатывают законы. Это первое. Второе. Не понимают те деятели, которые сегодня отвечают за эти законы. Не понимают все те, кто финансирует эти законы. Не понимают те, кто видит, как складывается реальная ситуация в деревне — 150 тысяч деревень исчезают. Соответственно, должен быть единый закон, регулирующий хозяйственную деятельность.

— Согласен с вами.

—  Реальная ситуация с сегодняшним предпринимательством на селе: куда девать продукцию, кто за эту продукцию готов платить деньги? Себестоимость выше, чем рыночная. И вот я еще раз говорю: до тех пор, пока мы не объединимся в кооператив потребительский — брат, сестра, сват, сосед, свиноводы, овощеводы, я не знаю, картофелеводы, дальше молочники — и не выработаем свою позицию, не убедимся, что она правильная на самом деле и не поможем продавать эту продукцию, ничего не получится.

— Методология есть?

— Конечно, есть.

— Людей же надо научить этому делу. У нас за 30 лет разговоров о кооперации почти никто, так скажем, не учил людей, что такое кооператив вообще.

— Кооператив – это объединение людей с целью решения своих социальных проблем, повышения качества жизни и качества работы предприятий, вот так издалека. Кооператив – это объединение людей, пайщиков, для решения своих социальных проблем, сбыта.

— Вы много бывали за рубежом, изучали там кооперацию вообще и потребительскую в том числе. Расскажите, что там делает государство, для того чтобы кооперативы процветали?

— Возьмем Данию. У вас сельское хозяйство, вы член кооператива комбикормового завода, вы член кооператива сетевой торговли, вы член кооператива информационно-культурного центра, вы член кооператива по защите интересов, и вы все вместе тоже члены кооператива. Вы выиграли на сырье — проиграли на переработке и на торговле; вы проиграли на сырье — выиграли на переработке и на торговле. Там единый агропромышленный комплекс: вот сырье, вот переработка, вот торговля.

И фермеру очень хорошо, удобно работать, потому что его продукция с помощью государства, с помощью вот этого кооператива распланирована, государство взяло на себя регулирование сбыта, там не существует проблемы кредита. Если кооператив считает нужным, он берет кредит и всем раздает. Формируется цена, формируется спрос, предложение, конкурентоспособность, новые технологии вводят через кооперативы. Вот представьте себе: мы сидим у фермера, утром пьем чай, а он в телевизоре кормит коров. Как? Он нажимает кнопки и кормит коров. До того уровень механизации высокий, что это дает ему возможность заработать деньги, дальше вложить их в кооператив и сохранить цену на рынке.

— Вот это очень важно — сохранять именно цену. Мне бы очень хотелось, чтобы эти слова хотя бы кто-то донес до больших начальников. А то ведь президенту и премьеру наверняка докладывают, что у нас все хорошо, все замечательно. На самом деле Петр I приглашал немцев и голландцев, потому что не было своих специалистов; во времена Путина приглашают Гуса Хиддинка футболом руководить. Ну почему нам не пригласить специалистов по кооперативному движению, западных, нормальных, которые знают, о чем идет речь, поруководить немножко становлением кооперации в сельском хозяйстве? А то ведь у нас каждый как понимает, так и делает.

— Хочу напомнить, что родиной кооперации является Россия. И мы должны вернуться к тем истокам правильных отношений в кооперативе. В кооперативе нужны центры государственной социальной политики на селе, понимаете меня или нет? Кто сегодня отвечает за село? КФХ, ЛПХ, кооперативы, агрохолдинги? Никто не отвечает! Кооператив должен преимущественное право получать, государственные контракты, самое главное – продавать эту продукцию крестьян через государственные контракты. Кооператив должен иметь преимущество перед другими хозяйственными структурами, тогда деревня подтянется, тогда создадут рабочие места, тогда люди поверят. Но когда фермер свининой торгует целый день, а никто не покупает — это грех наш. Нужно поменять саму систему хозяйственных отношений и механизмов в деревне.

Автор: «Крестьянские ведомости»

БАНЕРЫ

Галерея фотографий