26.11.2018 Продолжение Ухабы сельхозкооперации – как их преодолеть.

«Крестьянские ведомости» заканчивают публикацию выступлений участников парламентских слушаний «Законодательные аспекты развития сельскохозяйственной кооперации», организованные комитетом по аграрным вопросам Госдумы. Печатаем стенограмму (в сокращении), предоставленную аппаратом комитета специально для «КВ».

Е. Борисов: Север обязывает кооперироваться

Егор Борисов, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, отметил:

— В стране сегодня мелкие хозяйства представлены более 18 миллионами ЛПХ и более 130 тысячами крестьянских хозяйств. Эти люди кормят себя и, кроме того, дополнительно дают 15 процентов валового продукта сельскому хозяйству РФ. Это очень большая подмога. Поэтому сегодня нам необходимо думать о создании механизмов стимулирования, чтобы люди шли в кооперативное движение.

Я представляю Якутию, где 223 потребительских кооператива, где пайщиками выступают 49 тысяч человек. Они решают свои проблемы, устойчиво работают. Мы поддерживаем уникальное сельское хозяйство в условиях Арктики, Дальнего Востока, а это половина поголовья КРС ДФО в условиях севера, это первое место по количеству табунных лошадей по РФ, третье место по количеству оленей. Вот такое крупное хозяйство. И именно благодаря кооперации оно держится и развивается. А в Якутии мелкоконтурность и бедность сельхозугодий исторически определили, что у нас должно развиваться только мелкое хозяйство. Мы не можем заниматься гигантами, поэтому мы выбрали путь кооперации.

В проекте постановления сегодня я хотел бы увидеть несколько моментов. Во-первых, с 1 января 2019 года вступают дополнения, изменения в статьи 145 в Налоговом кодексе, где все плательщики единого сельскохозяйственного налога становятся плательщиками НДС. Я сегодня искал в проекте постановления об этом, но не нашёл. Это чревато очень большими последствиями, особенно для кредитных организаций, потребительских кооперативов. В республике все поголовно – птицеводческие, скотоводческие хозяйства, переработчики – все попадают под это. Но там, правда, есть определённые градации, от 100 миллионов вначале, потом до 60 миллионов. У нас хозяйства ещё мельче. В этом случае они не освобождаются от НДС, и сразу начинается гибель, начинается исчезновение этих кооперативов. А мы сегодня выступаем, чтобы кооперативы развивались. Тем более по налоговым нагрузкам они должны в этом плане иметь определённые приоритеты.

Сегодня для кооперативов, особенно потребительских, доступность к кредитам очень сложная, потому что в условиях Севера Дальнего Востока они имеют небольшие объёмы в своём производстве, и они никогда не отвечали требованиям банков по кредитованию сельхозорганизаций по нормативам, по размерам. Поэтому сегодня это первая причина. И вторая причина. Заготовительные, сбытовые потребительские, перерабатывающие кооперативы имеют сезоны своей деятельности, в результате они выходят за рамки одного календарного года, где, в каких условиях выдаются банковские кредиты. Поэтому сегодня они тоже создают определённые сложности – краткосрочность кредита, который выделяется нашим предприятиям, кооперативам.

Исходя из этого, хотелось бы, чтобы законодательно мы всё-таки позволили кредитным учреждениям, а именно таким кооперативам, организациям, которые занимаются переработкой, сбытом, предусмотреть выделение среднесрочных кредитов.

Ну, и, в-третьих, сегодня речь идёт о том, чтобы создать стимулирующие механизмы для поддержки организаций, кооперации — дополнительно предусмотреть определённые преференции.

Президент России в Липецке объявил о том, что кооперация – это спасение сельского хозяйства. О чём идёт речь? Во-первых, мы могли бы участвовать и государство в кредитных кооперативах, в уставных капиталах. Опыт такой тоже в субъектах есть, в том числе, в Республике Саха (Якутия). Мы могли бы сегодня предусмотреть выделение и лизинга, и техники, и инвестиций под те структуры, которые люди создают как кооперативы для своего развития.

В. Вершинин: Минюст сколотил гроб кооперации

Василий Вершинин, президент Россоюза «Чаянов», экс-депутат ГД, рассказал:

— Число сельхозпотребительских и производственных кооперативов сокращается. Число фермеров по переписям 2006 года и 2016 года почти в два раза сократилось. В чём тут причины? Я вижу первую причину – организационную. Ну неправильно мы поступаем, когда говорим, что дело спасения фермеров и ЛПХ – это их дело.

Вот давайте вы создавайте кооперативы и идите на борьбу, на рынок, конкурируйте там с «Мираторгом», «Даноном» и так далее. Вот мы же кооперативы создаём как? Сейчас, по грантам, 10, 20 человек. И вот этот кооператив, значит, там по одной-две коровки будет конкурировать. Это неправильный подход. Нет его нигде в мире. Там создаются, в странах Запада, крупнейшие кооперативы, которые включают в себя сельхозпроизводителей, ну там все называются «фермерами».

Поэтому нам нужно взять курс на соблюдение закона о малом предпринимательстве. Согласно этому закону до 100 работников, до 800 миллионов рублей реализация — это всё малые предприятия. Под эту категорию у нас подпадают сельхозтоваропроизводители всех форм, акционерные общества, товарищества, производственные кооперативы. Они все вместе должны организовывать такие кооперативы, чтобы вот на рынке противостоять этим аграрным холдингам, которые, да, в определённой мере несут пользу, а во многом в стране сельское хозяйство уничтожают.

Это большая проблема, чтобы поднять весь этот пласт. Там нужно нам и законодательство менять, и многое другое, но не идти по пути только фермерских и личных подсобных хозяйств, а именно во имя спасения фермерства и ЛПХ надо объединять всех сельхозтоваропроизводителей, подпадающих под категории малого и среднего предпринимательства.

Мы, наша организация, подготовила ещё в 2013 году законопроект о внесении изменений в закон «О сельскохозяйственной кооперации». Он направлен на защиту прав и свобод гражданина, члена кооператива. Это не пустые слова. Посмотрите сегодня, во многих кооперативах фальсификация общих собраний, протоколов и прочее. За этим стоят судьбы людей. Пишут сотни петиций. Обман, невыдача паевых взносов и прочее, и прочее.

Назовите хоть одну организацию в стране, кто это переживает, кроме ревизионных союзов? Но их права ограничены. Мы пытались их расширить через законодательство, чтобы эти права защитить. Бесполезно. Нам говорят, это излишне. Кто говорит? Минюст, Минэкономразвития. А они определяют всё и вся.

Теперь хуже получилось. Когда мы внесли этот законопроект, МСХ отнеслось с пониманием, его стали продвигать, после обсуждения с кооперативным сообществом, внесло в правительство. Но оно получило отказы от Минюста, от Минэкономразвития. И его сегодня положили под сукно. Передать бы его депутатам. Но, простите, будет то же самое, так как они не смеют принимать законы, если нет одобрения правительства. А его не будет при такой позиции Минюста и Минэкономразвития.

В законе о сельхозкооперации прописано распределение прибыли между членами. Но нам Минюст говорит: исключите это из закона. То же самое Минюст говорит о создании кооперативов только из юридических лиц. Нельзя создавать. А это всё – гроб всей кооперации.       

Так что мне остаётся только поддержать то, что Владимир Николаевич (Плотников, президент АККОР) здесь уже озвучил. В части поправок в Гражданский кодекс, в части распределения прибыли сельскохозяйственных кооперативов, в части разрешения создания кооперативов, в том числе из юридических лиц…

С. Керселян: вношу предложения

Сергей Керселян, председатель Комитета по вопросам аграрной политики и потребительского рынка Московской области, заявил:

— В Московской области состояние дел с сельхозкооперативами весьма удручающее. Из 54 зарегистрированных кооперативов работают только 13.

Вношу предложения. Во-первых, нужно четко регламентировать в Гражданском кодексе РФ, что такое кооперативные отношения, отразить особенности деятельности кооперативов, порядок распределения их доходов. Во-вторых, нужно упрочить роль ревизионных союзов сельхозкооперативов, ведь именно они необходимы для выявления нарушений, которые могут привести к ухудшению финансовых показателей кооперативов, и необходимы для выявления фактов ущемления интересов членов кооператива.

В-третьих, среди мер административного характера, прежде всего, необходимо создать инфраструктуру для сельской кооперации, поскольку у кооперативов нет средств для его создания и здесь без помощи государства не обойтись. Эта проблема особенно касается заготовительных, перерабатывающих, снабженческих, сбытовых кооперативов, для деятельности которых необходимы мощности, хранилища, транспорт и так далее.

В-четвертых, чтобы производители были мотивированы к вступлению в кооперативы, необходимо изменить порядок господдержки таким образом, чтобы через кооперативы пошли субсидии на те виды деятельности или продукцию, по которым производители кооперируются. В-пятых, необходимо внести изменения в Федеральный закон «О сельскохозяйственных кооперациях», касающихся укрепления позиции потребительских кооперативов для некоммерческих организаций.

Действующие положения о солидарной ответственности членов кооператива обязательно требуют корректировки. Например, предусмотреть законное право определять самим членам кооператива установление размера, степени ответственности по обстоятельствам на общем собрании членов кооператива с последующим закреплением этого решения в уставе.

И последнее, это более льготные системы налогообложения, предоставление налоговых каникул в течение двух, трех, пяти лет со дня создания кооператива. Такой подход неплохо было бы распространить и на систему кредитования. Представители сельхозкооперативов жалуются на то, что для банков при выдаче кредитов самых главным критерием является большой объем производства продукции, а также ликвидность, залоговое имущество. Ни того, ни другого у сельхозкооперативов нет, не позволяет уровень их развития. Необходимо не только увеличить объем финансирования, но и законодательно четко регламентировать организацию системы кредитования сельхозкооперативов.

С. Грошев: как не стать вновь обезьяной?

Сергей Грошев из Ставропольского края заявил:

— Я хотел бы сказать несколько слов в поддержку производственной кооперации, потому что если мы не будем производить, то в рамках потребительской кооперации распределять китайские или иранские огурцы мы недолго будем, потому что в них очень много такого, что сокращает население. Вот производственная кооперация, а в переводе на русский сотрудничество, совместный труд — это то, что из обезьяны сделало человека. А вот сейчас у нас уже получается есть все шансы через прибыль (единственная цель деятельности) обратно стать обезьяной. Если мы только о прибыли будем думать, мы рано или поздно вымрем.

Чем кооперативы производственные интересны. Они производят продукцию для себя. Суть кооперации — это производство материальных и нематериальных благ для собственного потребления. В качестве предложения я хотел бы внести предложение в законодательство освободить от налогообложения сельскохозяйственную продукцию, произведённую сельскими жителями и освободить от самого понятия реализации членам кооператива своей собственной продукции для себя выращенной. Потому что, если бы собрались вырастить картошку, нам банально не с чего заплатить ни налоги, ни зарплату. А сейчас у нас возникнет в связи с повышением пенсионного возраста очень много свободных людей и если они смогут поехать в село и самим произвести для себя нормальные органические продукты питания и излишки продать через систему потребительской кооперации в город, то это будет некое спасение для всей цивилизации.

Е. Шулепов: из блохи не скроить голенище

Евгений Шулепов, депутат Госдумы, член Комитета по финансовому рынку, отметил:

В нашей резолюции есть такой тезис: ситуацию в развитии кооперации на селе в целом нельзя признать удовлетворительной. Наблюдается постоянное сокращение числа сельхозкооперативов. Коллеги, мне бы хотелось в этой связи вспомнить нашего великого Шукшина, когда он говорил, что мы пытаемся кроить из блохи голенище. Ситуацию с развитием кооперации, конечно, нельзя назвать удовлетворительной до тех пор, пока мы видим, что деревня погибает. За последние 15 лет мы потеряли более 20 тысяч деревень.

Если вспомнить 1954-й год, то мы производили более тысячи наименований продукции на селе. Сегодня и сотни не насчитаем. 125 тысяч кооперативов тогда было, и какие кооперативы! Убеждён, что заниматься развитием кооперативов необходимо только с развитием села. Необходимо разработать и принять новый национальный проект развития сельских территорий. И кооперация должна лежать в основе этого нового национального проекта.

Что такое национальный проект развития села? Это первое, что нам необходимо сделать, постоянно на федеральном уровне мониторить происходящие изменения в регионах и делать их оценку. Второй шаг. Нужны долгосрочные и реальные стратегии развития сельских территорий, каждого поселения. Они должны учитывать все ресурсы, имеющиеся на территории, содержать бизнес-планы, люди, живущие на земле, должны видеть свои перспективы. Сегодня этого нет.

Третье. Необходимо переходить от бюджетного планирования к более эффективному стратегическому планированию. Сегодня получается как? Бюджет деньги выделил — работаем, денег нет из бюджета – сидим плачем, а должно быть наоборот. Нарушены опять причинно-следственные связи. Сначала стратегия, а потом ресурсы. Как показывает жизнь, если цели выстроены понятные, тогда ресурсы всегда находятся.

Четвертое. Необходимо на законодательном уровне закрепить за сельской местностью особый статус социально-экономического развития. Вообще сельхозпроизводители должны быть освобождены от всех налогов, если они работают на селе. Эти преференции должны идти через кредитные кооперативы, работающие в сельской местности.

Ну, и пятое. Как мы видим, необходимо все-таки создание, скорее всего, отдельного федерального агентства, а, может быть, и министерства по развитию сельских территорий, как это сделано во многих странах на Западе. Их целью является вывести село из кризиса и, с учетом всех ресурсов, мобилизовать, для того чтобы изменить жизнь на селе.

И. Митькина: кооператив – проблема психологическая

Ирина Митькина, начальник управления земельных и информационных ресурсов Орловской области, рассказала:

— О состоянии в Орловской области кооперации. Дело в том, что проблема вся в том, она даже не на законодательном уровне находится и не на экономическом, и не на коммерческом, она психологическая, как простимулировать наши крестьянско-фермерские хозяйства и личные подсобные хозяйства кооперироваться, чтобы самим себе помогать.

Наш менталитет практически не переломить. Чтобы их уговорить на это, чтобы им доказать, что это нужно, в первую очередь, им, с ними нужно дневать и ночевать, как говорится. Поэтому в Орловской области мы приняли беспрецедентные меры, мы, наш союз «АККОР» и союз, который объединяет личные подсобные хозяйства, поместили вместе с нами. Они с нами на одном этаже. И каждый день мы прорабатываем проблему за проблемой.

Прежде чем кооперироваться, нужно самому ЛПХ или КФХ достичь того качественного уровня, чтобы уметь работать в коллективе, чтобы добиваться успеха вместе.

А что нужно для того, чтобы добиться этого? В первую очередь, как всегда, первым на повестке дня стоит земельный вопрос. В Орловской области мы эту проблему начали решать с 2010 года, потому что конкурировать с агрохолдингами наши КФХ не могут, и ЛПХ тем более.

Единственный ресурс, который был им доступен, это невостребованные земли. Так вот по поводу невостребованного земельного фонда. У нас на 2010 год было 300 тысяч гектаров земли. Я не могу сказать, что она не обрабатывалась. Она обрабатывалась, но правовой статус был не уточнён. На сегодня из этих 300 тысяч гектаров земли 60 процентов либо на правах аренды, либо на правах собственности принадлежит КФХ. Они благодарят за это органы власти, а мы, в свою очередь, пытаемся им объяснить, у вас теперь есть земельный ресурс, вы можете работать, кооперируйтесь.

Имущественный ресурс. Если мы говорим о переработке, то, в первую очередь, нужно понимать, что КФХ построить, даже объединившимся, что-то новое очень тяжело. Значит, нужно использовать старые ресурсы, которые были, реконструировать. Но, опять же, где их взять, и на что их приобрести? Речь заходит о выморочном или бесхозяйственном имуществе. Большая и огромная проблема по оформлению этих вещей. У нас в законодательстве механизм предусмотрен. Ну, чтобы достичь конечной цели и оформить выморочное или бесхозяйственное имущество, какие проблемы им приходится превозмогать! Чтобы дойти до суда, нужно 234 документа. Не каждый доходит до финиша.

Что мы сделали? Мы создали центр компетенций при нашем аграрном университете знаменитом. У нас есть Фонд поддержки предпринимательства. И, соответственно, в Департаменте сельского хозяйства мы создали консультационный центр. И тем самым простимулировали вот эту помощь юридическую для того, чтобы они смогли оформить эти бесхозяйственные и выморочные объекты имущества.

Следующий момент. Для того чтобы создать сам потребительский кооператив или другой, нужно, в первую очередь, иметь средства определённые. Мы в Орловской области предусмотрели фермеру небольшой грант 200 тысяч рублей для того, чтобы они создали этот кооператив.

А. Морозов: ЦБ – тормоз кредитных кооперативов

Андрей Морозов, президент РСО «Агроконтроль», отметил:

— Благодаря «регулированию» ЦБ в стране осталось лишь 794 сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов. Только одним способом можно спасти и начать реанимировать сельскохозяйственную кредитную кооперацию – прекратить ее государственное регулирование полностью. (Аплодисменты). Центральный банк рассматривает сельскохозяйственную кредитную кооперацию, как свою законную добычу, уже наполовину переваренную, хотя еще и трепыхающуюся.

Нужно ввести бессрочный мораторий на 223-й закон о СРО в сфере финансового рынка. Существует иллюзия, что приведение саморегулирования по правилам 223-го закона смягчит административную нагрузку на кооперативы. Это ложь. Это то же самое, что полиция на оккупированной территории из местных аборигенов, которые чтобы спасти себя, своими руками изничтожат более слабых, так называемый механизм круговой поруки. 223 закон нужно остановить не до 2020 года, а навсегда.

Скоро в Думу из правительства придет законопроект о внесении изменений в отдельные законодательные акты. У него еще пока даже номера нет. Отвергните его, пожалуйста, несмотря на то, что его пришлет Силуанов. Это иезуитский законопроект. Он родился потому, что мы неоднократно с Центральным банком говорили, отпустите малышей, отпустите тех, у кого мало денег, у кого мало членов, кто работает на узкой территории. В ответ вам ЦБ пришлет законопроект, где, знаете, что написано? Давайте запретим больше 50 займов выдавать кооперативам, которые не кредитные. Это значит, человек приходит к врачу и говорит: у меня язва желудка. Врач проверяет, говорит: точно, язва желудка, давай тебе отпилим ноги. Ну, это же медицинское вмешательство. Этот законопроект нужно отвергнуть.

Я намеренно обошел еще один вопрос, он черный – это вопрос о едином плане счетов и применении стандартов МСФО. Почему? Потому что ЦБ его раз за разом откладывает, хотя вроде бы еще четыре года назад настаивал и два года назад настаивал, что без этого нельзя.  И отложили…      

Председатель аграрного комитета ГД В. Кашин завершил: предложения все ваши будут учтены в рекомендациях наших слушаний, они отправляются в адрес президента, правительства, в министерства и ведомства.

 Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости

 

БАНЕРЫ

Галерея фотографий