17.12.2018 Кашин: становится нетерпимой система нищеты, деградации, безработицы в сельских территориях.

12 декабря 2018 года состоялись парламентские слушания Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам на тему: «Законодательные аспекты социальной поддержки и правовой защищённости работников АПК». На ПС прибыли представители более 50 территорий страны. Аппарат комитета предоставил «Крестьянским ведомостям» стенограмму, которую публикуем в сокращении.

Напомню общеизвестное: в сельской местности проживает около 37,9 млн человек (26% населения РФ). При этом в отрасли с/х трудятся 4,8 млн чел (6,7% от численности всех занятых в экономике). В с/х, охоте и лесном хозяйстве создается свыше 4% валовой добавленной стоимости. Более трети отраслей экономики связаны с аграрной сферой.

Однако развитие сельских территорий в РФ осуществляется точечно и неравномерно. Дороги запущены, сельских врачей не хватает и т.д. И это несмотря на положительную динамику развития АПК, высокий рост доходов от экспорта (обогнали поставки вооружений за рубеж и заняли второе место после экспорта нефти и газа). Что думают об этом и предлагают выступающие?

Деревенская бедность в разы превышает городскую

Вел слушания председатель комитета по аграрным вопросам Владимир Кашин:

— Сегодня часто приходится слышать от жителей, которые проживают в сельской местности, даже в уникальных районах, некогда богатых, что живём сегодня хуже, чем во время войны. И действительно, у огромного количества сельского населения есть все основания сказать подобное, поскольку сегодня бедность в сельских территориях очень высокая, она превышает в разы бедность в городе, ограничены условия доступа к социальным, бытовым системам, которые есть в городе. Низкие доходы, уровень безработицы — всё это сегодня зашкаливает, зашкаливает также всё, что связано со здравоохранением, дошкольным образованием. Отделить сегодня бытовые условия от производства практически невозможно. Само отделение – это, значит, по большому счёту, движение в тупик.

Сегодня у нас продолжена большая работа по созданию программы, которая, в первую очередь, будет основываться на доходах и заработной плате. Какая же зарплата сегодня у работающих на селе. Вот растениеводство — 21 тысяча, что составляет 58 процентов от средней по экономике. Если мы выходим на уровень средней по стране, то мы должны добавить с вами 34 миллиарда рублей. Если взять заработную плату в животноводстве, то, чтобы выйти на средний показатель, мы должны добавить в систему себестоимости 60 миллиардов рублей. Вот 100 миллиардов чистой зарплаты крестьяне недополучают лишь только потому, чтобы была хоть небольшая прибыль и расширенное шло воспроизводство.

Что касается пенсии. Она также значительно ниже, чем в городе. Все это приводит к тому, что становится нетерпимой система нищеты, система деградации, система безработицы, которые сегодня охватили все почти сельские территории.

Впервые рождаемость на селе снизилась

Мы с вами за эти годы потеряли в здравоохранении огромное количество больниц, их численность сократилось практически в пять раз. 13 тысяч потеряли ФАПов, под 700 — отделений скорой помощи и так далее. Сегодня 85 километров в среднем по России до первого больничного учреждения, до ФАПа — 15 километров. Впервые в последние годы пошла вниз рождаемость на селе, убыль идет населения. Не лучше ситуация со школами и дошкольными учреждениями, в два раза сократилось количество школ, в три раза — детских садов. 42 территории имеют обеспеченность мест дошкольных для своих детишек на уровне 50 процентов, а рапортуем, что у нас все 100 процентов. Вот в этом ключе мы видим очень серьезные проблемы, которые должны нами обязательно решаться.

Если посмотреть жилищно-коммунальную составляющую, она аналогичная, зашкаливает показатель ветхого аварийного жилья. Та программа, которая сегодня есть, — это на уровне 200 лет, чтобы ее решение было.

Если посмотреть всё, что связано с другими вопросами, в каком состоянии находятся учебные, лечебные заведения, всё, что связано с инженерной инфраструктурой и так далее, то 95 тысяч деревень и сел из 170 тысяч у нас не газифицировано до сих пор. Горячее водоснабжение — это уровень 35 процентов. И как-то это не очень здорово волнует тех, кто заседает в больших кабинетах в Москве. Это  особенно экономические министерства, министерство, которое занимается социальными вопросами.

Всё, что касается транспорта – аналогичная ситуация, я имею в виду снабжение транспортное — и автобусное, и железнодорожное. До 42 тысяч деревень не имеют даже дорог с твердым покрытием, хотя дороги, которые есть, местного уровня, оставляют желать лучшего с точки зрения качества.

Нам с вами необходимо для решения этих вопросов системно отработать государственную программу устойчивого развития, всё сделать для того, чтобы поддержать реализацию государственной программы развития сельского хозяйства и продовольственных рынков. У нас есть движение вперед. Мы в этом году изначально утвердили бюджет уже с ростом в 34 процента, то есть 304 миллиарда рублей. По всем направлениям мы добились движения вперед, включая поддержку и фермерства, и семейных ферм, и гранты увеличиваются у нас, и здесь достаточно серьезный уровень льготного кредитования, и по капексам пробили ситуацию, и по компенсации, и по ЧС, то есть вот в этом ключе у нас сегодня есть движение вперед.

Отдайте селу 1,9 трлн рублей

Вместе с тем, изначально с 2013 года по государственной программе долг, с учетом инфляции, даже тот, который сами прописывали эти горе-экономисты, составляет почти 450 миллиардов. Это, конечно, без того, о чем мы с вами говорим, без устойчивого развития, без социального системного подхода.

Те 16 миллиардов, которые нам давали на социальное развитие, это копейки. В целом на Россию дают, — да, мы всегда выделяли, и Дума утверждала, — на уровне 7,6 триллиона рублей. У нас живет 38 миллионов человек, это 26 процентов. Отдайте отсюда четвертую часть 7,6 триллиона, будет 1,9 триллиона. Это реальные деньги, которые должны идти и на здравоохранение, образование, и дороги, и газификацию, и поддержку ветхого жилья, и наших молодых специалистов. То есть обустроить всё, включая создание рабочих мест, начиная от переработки, развития кооперативов, задействовав наш лесной сектор, где 7,4 миллиона тонн валютной продукции в виде грибов, ягод, орехов…

Мы сегодня попросили все министерства и ведомства, поскольку этот 2019 год пойдет по всем нашим социальным блокам, по устойчивому развитию, через 21 программу, но мы четко определились, давайте окрашивать деньги. Мы вообще-то всё сами в поправках дали, но пока на этом этапе наши поправки вошли только в систему, как говорится, значит, соответствующих постановлений. Но, окрашенные, деньги будут совершенно иметь другие суммы, я о них уже сказал. Допустим, здравоохранение — 360 миллиардов, четвертая часть — это ведь, там, извините меня, не копейки, которые сегодня выделяются. Точно так и по другим направлениям.

Вот мы сегодня держим с вами руку на пульсе и должны двигаться дальше, потому что, действительно, сегодня не только Дальний Восток и Севера находятся в кричащем положении, но давайте посмотрим, что нас толкает на необходимость сегодня адекватного возрождения, вот вытаскивания деревни из этой глубины.

Посевные площади в три раза везде сокращены по Нечерноземью, от 2,5 до 3,5 раз. Смотрим, значит, молочное животноводство — в 6 раз, в 6 раз сокращено, вырезано поголовье дойного стада. Ищем рабочие места.

То есть мы сегодня, по большому счету, видя и понимая все эти процессы, которые нас завели в тупик, должны всё сделать, исходя из того, чтобы эта программа была мощной, системной, и ее реализация взята под особый контроль.

Идет стон – не хватает спецов на новые трактора

Без науки нам здесь не обойтись. Сегодня много здесь академиков. И я хочу в первую очередь сказать о необходимости в комплексном подходе и решении вопросов кадрового обеспечения. Сегодня не хватает врачей, учителей, ветврачей, это сегодня одна из большущих тем, значит, что касается обеспечения ветврачами государственных учреждений, там, разрыв одуренный сегодня в этих кадрах. Почему разрыв? Потому что опять условия, зарплата в 26 тысяч.

То есть, видя сегодня все эти системные болячки, мы выходим на обязательное решение вот этих больных вопросов, но через системную подготовку кадров в наших вузах, причем системность, она не только в высшем образовании, она и в нашей вертикали от массовых профессий, значит, наших колледжей, техникумов и так далее, чтобы эта цепочка вся выстраивалась.

Сегодня уже идет стон, что не хватает специалистов на хорошие тракторы, на новые комбайны. Значит, наша задача комплексно прорешать эти вопросы.

Но ещё и ещё раз хочу сказать, вот те структуры, которые мешают выйти нашему фермеру, нашему сельхозпроизводителю на рынок — это торговые сети, которые давят всячески, и чиновники, которые не пускают наших самозанятых, не позволяют системно развивать личные подсобные хозяйства, которые сегодня на 50 процентов страну обеспечивают пока ещё и мясом, и молоком. Вот эти все вопросы мы должны с вами через эту программу двигать, брать под контроль. Симбиоз всегда должен быть. Крупный бизнес должен сегодня помогать развитию села, развитию личного подсобного хозяйства, фермерства, сегодня многие это понимают и делают.

Лапшу на уши друг другу вешают

Конечно, нам надо прорывать ситуацию в молочном животноводстве. Болтовня эта надоела, потому что по-прежнему сокращаем поголовье дойного стада, а это значит, что ничего не делаем для развития животноводства. Не строим помещения, только лишь одни, повторяю, разговоры и лапшу на уши друг другу вешают, включая высших должностных лиц, которых обманывают. Давайте от этого тоже отходить, называть вещи своими именами. Или работаем тогда через программу, через задания, ставим задачи. Что же мы десятками миллионов завозим сюда молоко, миллионы пальмового масла, значит, травим людей этой продукцией. Давайте производить свою качественную продукцию.

Все, что связано со вторым направлением, где у нас провал, это плоды, ягода. 3,5 миллиона. Нам надо 14 миллионов, исходя из продовольственной корзины. Задача понятна, нам надо в ближайшее время 300 тысяч тех садов, которые стабильно могли бы давать урожай на уровне 350 центнеров с гектара для того, чтобы решить эту задачу. Хватит тоже кормить польских фермеров. Для этого тоже систему надо восстанавливать, в том числе, питомниководство. 600 было питомниководческих хозяйств. 600! В каждом институте маточные сады, маточно-черенковые, подвойные целые плантации. Значит, сегодня это порушено. А сколько здесь рабочих мест, через эту всю систему выращивания, переработки и так далее.

Н. Агапова: нет никакой ответственности работодателя

Председатель Профсоюза работников АПК РФ Наталья Агапова рассказала:

— Нужен национальный проект развития сельских территорий, комплексный проект, чтобы все было собрано в одну кучку, и чтобы дошли до каждого населенного пункта, даже если там проживает 10-15 человек. Этот нацпроект даст возможность знать, какая будет занятость на этой сельской территории, сколько там будет рабочих мест и каких там будет рабочих мест, какая там будет зарплата, какие там будут условия труда.

Сегодня, несмотря на то, что и в госпрограмме был записан показатель – 55 процентов, изначально заложена дискриминация работников сельского хозяйства по уровню зарплаты. Сегодня заканчивается 2018 год, по сравнению со средней зарплатой в экономике России уровень зарплаты работников сельского хозяйства 58 процентов с небольшим хвостиком. При этом так, как у нас внесены изменения в целевые показатели госпрограммы, то показатель, даже ущербный показатель – 55 процентов, теперь из госпрограммы исключен. Спросить не с кого.

Производительность труда, показатель исключен из госпрограммы. Мы для того, чтобы это вошло в госпрограмму, добивались этого года три-четыре. И в 2010 году было включено в госпрограмму. И, наверное, нам еще надо потратить пятилетку, чтобы вернуть эти показатели. Вот они, целевые показатели, к чему должны идти. У нас в отраслевом соглашении между министерством, профсоюзом, объединением работодателей прописано, что мы стремимся к 90 процентам от средней заработной платы по экономике. Но никто не спрашивает за вопросы профсоюзных работников и активистов, особенно председателей первичных профсоюзных организаций, которым больше всего достается от работодателя, иногда по собственной инициативе работодателя, а иногда и по инициативе собственника этого предприятия.

Поэтому эта проблема номер один. Но при этом еще есть и долги по заработной плате. Так как у нас всё-таки тема «Законодательные аспекты…», Владимир Иванович (Кашин), мы будем обращаться к вам ещё раз, чтобы вы поддержали нас по поводу того, чтобы госпрограмма всё-таки эти целевые показатели внесла в свой текст.

Долги по заработной плате сегодня и у работников сельского хозяйства, и у работников пищевой и перерабатывающей промышленности в кучке, они около 400 миллионов рублей, долги, которые после банкротства висят годами, но у нас до сих пор профсоюзники, все отраслевые профсоюзы Российской Федерации и, в том числе, и наш профсоюз, мы не можем добиться внесения изменений в Налоговый кодекс, в законодательство Российской Федерации, чтобы всё-таки при банкротстве на первую очередь ставили долги по заработной плате работникам.

Да, у нас налоговая система сейчас великолепно работает, с большим плюсом, и, в первую очередь, с предприятий, с банкротов, снимаются налоги, а люди – на второй категории налогов стоят, это тоже проблема. Вот хотелось бы, чтобы всё-таки в законодательстве это было поправлено.

Следующая проблема. Да, у нас существует такое понятие, как социальное партнёрство, да, у нас есть международные нормы Международной организации труда о праве работников на объединение, на объединение в профсоюз, на возможность отстаивать свои социально-трудовые интересы, но у нас сегодня нет никакой ответственности работодателя, никакой ответственности… А самый главный работодатель у нас – правительство. А наши отраслевые работодатели – это уже за чертой правительства. Но ни у тех, ни у других нет никакой ответственности за то, что они запрещают создание профсоюзных организаций, да, в письменном виде вы это нигде не найдёте, да, под угрозой увольнения работников с работы. Поэтому ни одного из заявлений вы не найдёте от работника, что он выбывает из членов профсоюза, потому что ему работодатель так приказал в данном случае, и это тоже проблема. И у нас нигде не прописана социальная ответственность именно за эти показатели: за зарплату, за достойный труд, за технику безопасности.

Мы много лет говорим о том, и в генеральном соглашении, которое действует на российской земле между правительством, работодателями и профсоюзами. Есть к тексту генерального соглашения ряд приложений, одно из которых о ратификации различных конвенций на нашей российской земле. Мы больше 10 лет добиваемся, чтобы Конвенция по безопасности и гигиене труда в сельском хозяйстве, которая была принята в 2001 году, была ратифицирована у нас в России.

В прошлом году с Минтруда бодались, в этом году они представили нам своё видение проблемы. Они считают, что в настоящее время представляется нецелесообразным ратифицировать эту конвенцию. По каким причинам?

Ввиду наличия в данной конвенции специальных требований к обеспечению безопасности сельскохозяйственных машин, безопасности химических веществ, и уходу за сельскохозяйственными животными, а также к установлению минимальных стандартов обеспечения жильём работников, которые по характеру своей работы вынуждены временно или постоянно проживать на территории предприятия, реализация конвенции, требований конвенции, не только потребуют существенной корректировки законодательства, но и носит ярко выраженный затратный характер, что потребует дополнительного финансирования, как со стороны работодателей, так и из бюджетов различных уровней, в связи с чем присоединение к данной конвенции в настоящее время представляется преждевременным.

С Лисовский: больше внимания среднему и малому бизнесу

Первый заместитель председателя аграрного комитета Совета Федерации Сергей Лисовский отметил:

— Надеюсь, что наше правительство будет в плане субсидий и новой команды Минсельхоза больше внимания уделять не агрохолдингам, а среднему и малому предпринимательству на селе. Уже настало время подумать именно об этой части нашего населения, потому что именно она сохраняет наши территории.

Не случайно практически во всех странах Европы нет одного министерства сельского хозяйства, там всегда министерство сельского хозяйства и сельских территорий, потому что всё связано воедино. И только фермеры, крестьяне и малые формы производства могут сохранять сельские территории.

Когда мы с умилением смотрим на эти красивые лужайки во Франции и в Германии, так вот эти лужайки сохраняют не агрохолдинги, не правительства, это сохраняют крестьяне, которые работают на этой земле. Именно они могут дотянуться до каждого озерца, до каждого болотца.

Мы об этом забыли. Дай Бог, мы об этом начнем вспоминать, и самое главное, помогать крестьянам заниматься сохранением территорий, и не только сельхозпроизводства. Например, в Германии за то, что у тебя на территории находятся солончаки, болотца или есть территории, песчаные территории, отдельно выплачивается субсидия на сохранение этих территорий. Понятно, что нам еще, наверное, до этого далеко, но, тем не менее, понятно, куда двигаться.

Что бы я просил по итогам этого совещания включить в резолюцию нашего совещания. Недавно был принят закон о запрете возвратов продукции торговыми сетями. Закон очень важный, нужный, но мы уже видим, как только его приняли, сразу же попытались и пытается Минпромторг, в частности, то есть правительство, которое вроде бы поддержало этот закон, уже ввести какие-то моратории, уже провести анализ фактического воздействия этого закона на бедные торговые сети. Почему-то никто не проводит анализ фактического воздействия, вредного действия торговых сетей на сельхозпроизводителей, а вот торговые сети, оказывается, надо защищать.

Минпромторг любит оценивать всё время фактическое воздействие, вот пусть они займутся еще и оценкой фактического воздействия этих преступных практик, которые используют торговые сети в работе с нашими поставщиками.

Также мы бы хотели, чтобы вошел в констатирующую часть запрет требования скидок с производителей по поставкам продукции, если эти скидки не транслируются на конечную цену, да? Конечно, сети должны работать, просить скидок с производителей, всё возможно, но эти скидки должны появляться, в том числе, и в конечной цене, а мы видим совершенно обратное — скидки получают, а цена еще при этом растет.

Также проблема, которую нам не удалось решить в ряде этих поправок, это несоразмерные штрафы, то есть те бонусы, которые были у торговых сетей, которые закон запретил, перекочевали в несоразмерные штрафы, когда за недопоставку, причем не по своей вине, производитель может получить штраф, который равен там десятикратной сумме поставки, чего, конечно, в обычной экономике не может быть, но тем не менее это происходит.

Вот мы с вами приняли закон, а вот мне прислал фотографию с экрана монитора один из производителей. Естественно, он просил не называть его, он боится, и вот что ему прислала такая западная сеть, понятно, они не думают о России, Гиперглобус, вот что они пишут — просим вас принять информацию к сведению в связи с изменившимся законодательством Российской Федерации в Законе «О регулировании торговой деятельности», значит, вы будете обязаны при поставке товара сразу же подписать акт о браке товара. Нормально? Это официально было прислано производителю.

Мы, конечно, обратимся в ФАС, прокуратуру, потому что это уже издевательство над Россией. Мы понимаем, что эти иностранные сети вообще не думают о нашем законодательстве, они привыкли его нарушать, и мы им позволяли это делать. Но сколько это будет продолжаться? Поэтому мы ещё просим и обязательно внести усиление ответственности за нарушение закона.

И последнее, что бы хотелось, потому что мы много обращались, и Государственная Дума, и Ирина Анатольевна Яровая постоянно обращалась, мы, Совет Федерации обращались в ФАС, всё-таки докажите картельный сговор торговых сетей. У них совершенно одинаковые договоры. Вот эти все противоправные практики появляются одновременно у всех. То есть явный сговор, да. А ФАС говорит: нет, в рамках действующего законодательства мы не можем этого доказать, что это картельный сговор. Поэтому мы бы попросили в констатирующей части совещания еще всё-таки попросить ФАС дать оценку этим действиям, и всё-таки доказать, что здесь присутствует картельный сговор.

 (Продолжение следует)

 

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

БАНЕРЫ

Галерея фотографий